Category: 18+

прокурор 2

Зависть

Моему другу Профессору явно не дают покоя лавры известной эротической писательницы, заместителя директора музея Исаакиевский собор Ирады Тофиковны Вовненко с элитным педикюром и вожделенной ногой ее героини, которой овладевает практически без борьбы влюбленный в нея (ногу) идальго.
Прохвессор написал повесть
под титлом "Прогулка по Венскому Лесу". Похоже, что о своих злоключениях в г. Бадене (Австрийская республика) и сопутствоваших им эротических фантазиях.
Отрывок из нее, сокращенный по требованию редакции, вычеркнувшей из текста ряд особо циничных сцен и размышлизмов о современной литературе, опубликован в "Литературной России".
Что можно сказать после прочтения?
Да, пример Ирады Тофиковны оказался заразителен. Как бы "цепная реакция деления" не пошла, а миром русской литературы не овладели бы худосочный эрос и корявое порно.
И пробегает трусцой шальная мыслишка: "А может Профессор тупо хочет стать директором Исаакия?"
Эвон что с людьми зависть
делает!

http://www.litrossia.ru/item/10070-boris-kurkin-ot-golgofy-do-valgally-proza


прокурор 2

Американская пушкинистика, как она есть

"Борис Годунов" как эротический триллер
Для начала схема из книги известного (как выясняется) канадского "русиста" и "пушкиниста" профессора из г. Оттавы Дж. Дагласа Клэйтона



А вот и сама книжка:
Клэйтон Дж. Д. Тень Димитрия. Опыт прочтения пушкинского `Бориса Годунова`. Современная западная русистика СПб. Академический проект. 2007г. 254с.

Обнаружил ее существование менее недели назад и ахнул: неужто, думаю, опредил меня с "идеями"?! Восемь лет, как корова языком слизала! И можете себе представить, ДОСТАЛ ее!!! Предлагаю Вам цитаты из нее. Наслаждайтесь, други! 190-летие "Бориса Годунова" - через две недели.

Не станем гадать, что сказал бы по поводу сна Гришки Отрепьева д-р Фрейд. А теперь рассуждения проф. Клэйтона по поводу сна Григория Отрепьева («И стыдно мне и страшно становилось – И, падая стремглав, я пробуждался...»):

«... это желания славы и власти, возвышения над массой, символизируемого высотой, на которую взбирается Григорий, и насекомоподобием копошащегося под башней народа. Одновременно, однако, народ своим смехом способен свергнуть Григория с той вы­соты, на которой он столь чудесным образом очутился. Сон Григо­рия обретает дьявольскую окраску в особенности если принять во внимание его вытесненное, но тем не менее несомненно эротическое содержание. Во-первых, Пимен прямо говорит об эротическом харак­тере юношеских снов; во-вторых, во сне присутствует мотив «подъе­ма/падения», напоминающий эрекцию и оргазм; в-третьих, Григорий говорит о чувстве стыда, испытанном им во сне".

«Эротическая природа чуда, - пишет проф. Клэйтон, - становится еще более ясна, когда Григо­рий начинает переживать свой сон наяву. В другом важнейшем тексте, над которым Пушкин работал одновременно с “Борисом Годуновым”, в “Евгении Онегине”, эротическая природа чуда выявляется более не­посредственно. Татьяна чудесным образом влюбляется в Онегина и размышляет над происхождением этого чуда: божественное оно или дьявольское. Ее любовь — это своего рода безумие, навеянное чте­нием и луной. Григорий также влюбляется — в Марину. Их рандеву имеет интересные параллели со сценой свидания Татьяны и Онегина в саду».

 
«Пимен выбирает православный русский жанр — уже слегка к тому времени устаревший — жанр летописи. Его православие исключает возможность любовной лирической поэзии, которая появилась в рус­ском культурном пространстве только в XVIII веке после секуляризационных петровских реформ. Однако, будучи грамотным, он — в отличие от народа в целом, слепо приверженного к православию, сознательно отвергает славу и эрос в пользу отшельнической жизни. Он грамотен и потому имеет выбор — и выбор его приобретает физи­ческое обличие монастырских стен. Сам монастырь представляет со­бой ограниченное пространство в рамках ограниченного же простран­ства (Руси). Это в буквальном смысле “святая святых” по отношению к Святой Руси - Граница между монастырем и немонастырской Руси о почти столь же маркирована, как и граница между Русью и чужби­ной. Это подчеркивается тем, что опущенная в окончательном тексте сцена, в которой Григорий говорит “злому чернецу” о своем желании бежать, происходит “у стен монастырских”: тем самым фиксируется неминуемый переход через первую границу. Эта сцена “рифмуется” со сценой в корчме, в которой Самозванец готов пересечь вторую гра­ницу, собственно границу Руси. Двойная маркированность (двойная ограниченность) монастыря (пространство внутри пространства) вы­свечивает природу выбора Григория и Пимена. Все грамотные пер­сонажи драмы: — Пимен, Григорий, Борис, даже Варлаам — либо яв­ляются, либо становятся, либо прекращают быть монахами в ходе пьесы; все они, иначе говоря, хотя бы единожды пересекают границу, отделяющую монастырь от остального мира. Движение в монастырь оценивается позитивно, тогда как движение за пределы монастырских стен рассматривается как преступление или — с точки зрения того, кто это движение совершает, — попросту как бегство».

«Пимен сознательно отвергает лирические жанры славы и эроса в пользу летописи».

«Самозва­нец напоминает еще одного узурпатора трона, на которого он похож даже внешне, — Наполеона. Для Самозванца сливаются обе стороны романтического бунта — желание власти и стремление к эротиче­скому удовлетворению".

«Эротично отношение к власти и у Бориса, на что указывает Пушкин с помощью постоянно повторяемых Борисом метафор. Так, в сцене восьмой (Царские палаты) мы узнаем, что он все ворожит, как красная девица; в той же сцене он сам размышля­ет над разочарованием, приносимым властью:
...Не так ли
Мы смолоду влюбляемся и алчем
Утех любви, но только утолим
Сердечный глад мгновенным обладаньем,
Уж охладев, скучаем и томимся?
Если у Бориса и есть жених, то это народ:
...Я думал свой народ
В довольствии, во славе успокоить,
Щедротами любовь его снискать...

Иначе говоря, "Борис и народ вовлечены в сложную игру, в кото­рой не ясно, кто представляет власть и потому маркирован мужским началом, а кто слабее, и стало быть, маркирован женским. Соитие царя и народа призвано наделить царского сына той легитимностью, которой не имел его отец. В драме это соитие описывается как наси­лие, по крайней мере, в том, что касается обращения Бориса с наро­дом, поскольку народ игнорирует благие дела Борисова правления, концентрируясь на проблемах легитимности. Для пушкинской картины структуры русской власти существен­но, что между царем и народом устанавливаются отношения доверия, и что именно народ в конечном итоге и наделяет царя легитимно­стью. Другой вопрос, так ли это было на самом деле".

P.S. Вот таким эротическим триллером предстает в версии «русиста» из г. Оттавы «Борис Годунов» А.С. Пушкина. Не исключено, однако, что самого Александра Сергеевича подобный политический “загиб” -концепт, типа, «Кто кого?» и «Кого куда?» в эротической версии изрядно повеселил бы.

А вот сайт профессора. http://aix1.uottawa.ca/~jdclayt/main_r_research.htm
Можете ему отписать при случае.


прокурор 2

Здравые мысли

"... нaдо бы помаленьку избавлятся от главного вирусного мема, т.е., сочетаний с прилагательным "украинский", не говоря уж о самом понятии "Украина". Не существовало и не существует никакого "украинского вопроса", ни, конечно же, "украинской государственности". Есть лишь многовековые, иногда успешные, попытки оторвать от Руси ее юго-западные территории, так или иначе их ополячить, олитвинить, ошведить, ожидовить и проч. под. Искусственно созданный "украинский вопрос", как аргумент в психологической войне с Православной Русью-Российской Империей, смонтированные на живую нитку варианты "украинской государственности", изначально находящейся под внешним управлением, будь то Речь Посполитая, Литва, Германия, САСШ, — вот и вся недолга.

Сегодня вся эта возня выглядит особенно неаппетитно: ашкеназийский триумвират Вальцман-Порошенко, Бакай-Яценюк и некто Гройсман в качестве, т.с., публично видимой "украинской национальной власти", заставляют почухати потилицю всякого свiдомого, если, разумеется, он просто злобный дурень, а не наемный сотрудник той или иной ЧВК да НПО. Даже "скоропадщина", Директория, а хоть бы и стецьковско-бандеровская "соборна державнiсть" выглядели пристойней и незалежней, в смысле — незалежанней. Потому что сегодняшняя "украина" — это на скорую руку организованный бордель дня нижних натовских чинов их числа румын, словаков, полячков и примкнувших к ним грузин. Ни гетман Павло Скоропадский, ни Симон Петлюра на такую залежанность бы не решились. Забавно, что укров даже формально не допускают к власти в этом борделе: начальство собралось поставить хохломинистрами "иностранных специалистов", которым даже не следует знать эту самую соловьиную дермову. На то есть подпанки-толмачи. Увы, эту территорию мы сейчас, в настоящее время, полностью освободить от оккупации не сможем. Но придут иные дни. И будет Московская Русь "кормить хохлов", покуда эти обитатели исконных русских земель не опомнятся от прелестей евроатлантического ига. Оно длится уже около четверти столетия, если считать только прямую оккупацию, и это еще не все. Придется повозиться".

http://everstti-rymin.livejournal.com/2407188.html
прокурор 2

"Девушки без комплексов"





Пишет irena_mishina




13 ноября, 18:19







"...Как-то по молодости, расхаживая по даче своего любовника топлесс  на глазах у его потрясенных соседей ( каких-то начальников), я мотивировала свое поведение  просто : " Я - девушка без комплексов!".  Сейчас я понимаю, что  это  был блеф. Вот кто женщина без комплексов - так это Королева Нидерландов, надевшая туфли на 12-и сантиметровых каблуках на встречу с Путиным.  Она безусловно должна доминировать. Не как Королева, а как Женщина. А астрочки-то не королевские. Будто на клумбе у себя на даче нарвал".

http://irena-mishina.livejournal.com/402980.html

Там еще комментарии чЮдные по поводу каблуков, "голубых кровей"  и того, что президент РФ ниже ростом короля и королевы.
Кстати, королева-то вовсе не "голубых кровй", а всего лишь "из хорошей семьи".
Только за такую девушку ("простолюдинку") мужику, будь он сам наследник престола, еще всерьез побороться нужно!
Да и муж ее король не "Божией милостью", а всего лишь "конституционный".
В известном смыле "недомерок" (как и все ныне в "голубых европах" действующие).
Бяда...
А  дипломатия с Протоколом - да, сурьезная штука.
Многослойная.
Многозначная.
Тут каждая деталь важна и каждое лыко в строку - всем и каждому.
Не говоря уж о пАмидорах....
Это вам не топлесс по даче знакомых расхаживать, начальственных соседей эпатируя.

P.S. Что же до астрочек, то как подсказывают знающие товарищи, подаренный президентом королеве букетик  выполнен в чисто голландском духе.
Помнится, одна цветочница даже прочитала мне лекцию о том, какие цветы следует дарить малознакомой даме, в отношении которой мужчина не имеет серьезных намерений.
Жаль, конспект сей лекции потерял...