Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

прокурор 2

(no subject)

"Мысль о золотом веке сродна всем народам и доказывает только, что люди никогда не довольны настоящим и, по опыту имея мало надежды на будущее, украшают невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения."
(А.С. Пушкин  История села Горюхина)
прокурор 2

Внезапно

Помнится, некий бойкий политический журналист помечал на полях своей тетрадки, что старается читать Гегеля материалистически. т.е "выбрасывая большей частью боженьку, абсолют (не водку!), чистую идею etc."
Но ведь до него то же самое проделывал и граф Л.Толстой, сочиняя "евангелие" собственного изготовления. Он ведь тоже читал Евангелие материалистически.
Результаты материалистического прочтения Гегеля не столь бросаются в глаза, как итоги материалистического прочтения Евангелия.
Можно предположить, что Лукич спер методологическую идею у графа Толстого, но, скорее всего, каждый из них допирал до "высокой методы" своим собственным костным мозгом.
прокурор 2

Философия истории партии

Наш Абрам Моисеевич
Жертва сталинизма
Из воспоминаний академика А. М. Деборина (Вопросы философии, № 2, Февраль 2009)

От публикатора: После принятия Постановления ЦК ВКП(б) о журнале "Под знаменем марксизма" от 25 января 1931 г. академик А. М. Деборин был изгнан из созданного им Института философии. По личному распоряжению Сталина ему было запрещено выступать в печати по философским вопросам. На протяжении 25 лет А. М. Деборина постоянно подвергали проработкам. Только после XX съезда КПСС положение несколько изменилось. Правда, письмо А. М. Деборина на имя Н. С. Хрущёва с требованием отменить позорное Постановление ЦК результата не дало: слишком многие сделали себе карьеру в философии на погромах "меньшевиствующего идеализма".

«… Израиль Яковлевич Вайнштейн, написавший большой том под названием "Гегель. Маркс. Ленин" и ряд статей против богдановщины, помещенных в журналах "Под знаменем марксизма" и "Вестник Коммунистической академии" (1924 - 1925 гг.). Если позволено будет сказать несколько слов об этом "террористе" (по провокационному заявлению Митина), то я могу охарактеризовать Вайнштейна как святого человека, как ни странны могут показаться в моих устах такие слова.

Для этого человека ничто в мире не существовало, кроме учения марксизма-ленинизма. Он не проявлял никакой заботы о материальных интересах, вообще о чем-либо "земном", существовал для науки о социализме-коммунизме.

И этот человек исчез с земной поверхности.

Имя его мало кому известно.

Книга его была изъята из обращения, и ее найти нельзя. Впрочем, зачем нужен Вайнштейн, раз есть воплощение всей человеческой мудрости в одном лице. Остальные люди излишни, можно обойтись без них. Человек - ничтожный "винтик". А между тем, как раз в социалистическом государстве человек представляет собою по существу творца, созидателя великих ценностей».

А это об Луначарском:

«Немедленно после выхода в свет работы Луначарского "Религия и социализм" я отозвался о ней в журнале "Современный мир". С рядом блестящих статей против богоискательства и богостроительства выступил Плеханов. Ленин подверг самой суровой критике богостроительство и богоискательство в своих знаменитых письмах к Горькому. Мое скромное участие в этой борьбе выразилось в освещении и критике кантианства, эмпириокритицизма, эмпириомонизма и эмпириосимволизма с точки зрения диалектического материализма сначала на страницах журнала "Современный мир", а затем в моей книге "Введение в философию диалектического материализма"».
Как Абрама Моисеевича в распыл пустили

Главным обвинением, предъявленным Абраму Моисеевичу стало «недооценка роли Ленина как философа и, наоборот, слишком высокая оценка роли Плеханова. Дале отмечалось, что Ленин подверг критике Плеханова, а Деборин эту критику смазывает, сводя различие между Лениным и Плехановым только к различию двух эпох, двух исторических фаз в развитии революционного движения.
«Что это за две различные исторические фазы? – негодовал Милютин. - Какие исторические фазы? Ленин и Плеханов жили в основном в одну историческую полосу. В результате между содокладчиками произошел такой диалог:

Деборин. Ленин сам об этом пишет.

Милютин. Что он пишет? Что они к двум различным историческим фазам принадлежали? Вы этого нигде не найдете.

Деборин. Нет?!

Милютин. Вы этого нигде не найдете, если не будете так цитировать, как вы цитировали здесь. Здесь несомненно есть...

Деборин. Переверните страницу.

Милютин. ...смазывание роли Ленина в отношении его к Плеханову.

Деборин. Смазывание, смазывание, смазывание! Это вы смазали все!»

Окончательно добил его Миней Израилевич Губельман, он же Емельян Михайлович Ярославский, оборотившийся русопятом, поменявшим себе для благозвучия не только имя и фамилию, но даже отчество.

Миней Израилевич, не разводя церемоний, сразу зашел с бубнового туза. Он принес статью Деборина, опубликованную еще двадцать с лишним лет назад в журнале «Голос социал-демократа», когда Абрам Моисеевич был противником Ильича. Статейка называлась «Философия Маха и русская революция».

Русопят Емеля поправил очки, откашлялся и стал громко и членораздельно зачитывать: «Печать субъективизма и “волюнтаризма” лежит на всей тактике так называемого большевизма, философским выражением которого является махизм... Большевистские же стратеги, тактики с их романтическим революционным и мелкобуржуазным радикализмом, прилагают на практике теоретические принципы философского нигилизма, в основе которого лежит отрицание объективной истины и признание права за каждой личностью определять характер дозволенного и недозволенного, истинного и ложного, доброго и злого, справедливого и несправедливого».

Закончив цитирование Миней Израилевич, торжествующе обвел глазами прижавшую уши аудиторию. Эта была тишина похлеще раскатов грома.

Крыть Абраму Моисеевичу было нечем: не горели не только рукописи, но и журналы времен царя Гороха.

Последний гвоздь в гроб карьеры Абрама Моисеевича вбил чекист Мыкола Скрыпник - нарком просвещения радяньской Украины. Памятливый нарком просветил собравшихся, что,
будучи в ссылке, не раз слышал, как Деборин неоднократно выступал против большевиков.

Одним словом, «лукавый пал, пощады запросил, и в темный ад едва нашел дорогу».

Вот такие были в стране советов филозофы.
прокурор 2

Барахтаясь в пыли былого...

 Занимаясь историей как бы научных дискуссий конца 20-х - начала 30-х годов, начинаешь горько жалеть, что об них нам не рассказывалось в институтах, точнее, проговаривалось вскользь. Парой реплик.
А ведь это целая симфония. Поэма экс-таза.
В связи с этим родилось несколько лозунгов и названий брошюр, а также статей, могущих стать классическими.
Например, такие:

"Демократическая революция в Афинах и ренегат Сократ".

"Сократ и ренегат Платон".

"Диогенизм как высшая стадия сократизма".

Институт им. Антидюринга при ЦК КПСС.

О национальной гордости "идолопоклонников".

"Кризис платонизма назрел".

"Досократики должны взять власть".

"Очередные задачи пифагоейской власти".

"Крах альбигойского Интернационала".

"О детской болезни платонизма в томизме".

"Как нам реорганизовать Платоновскую Акадэмию?"

"Декрет о спинозизме".

"Декрет об отделении эпикурейства от государства".

"Борец за свободу товарищ Каутский".

"Письмо к Ареопагу".

"Крах Иммануила Канта".

"Даешь троцкизм - светлое будущее всего человечества!"

"Верной дорогой идете, товарищи атомисты!"

"Структурализм - чума ХХ века".

"Все на борьбу с экзистенциализмом!"

"Кому Фрейд не отец, тому и Троцкий не мать!"

"Нам Гераклит не указ!"

"Моральный кодекс строителя зиккурата".

"Ньютон как индуктивный осел".

"Кому жалко Бога?"

И т.д.
прокурор 2

Философия имени

Щеневмерлик


А это уже из другой оперы: ТОС-1 «Буратино» — тяжёлая огнемётная система (ТОС) залпового огня на базе танка Т-72. Разрабатывалась в период с 1971 по 1979 годы в «Конструкторском бюро транспортного машиностроения» (Омск).


Вспомнилось отчего-то:
"... конструктор аэропланов Джеймс Смит Мак-Доннелл, как и многие его соплеменники-шотландцы,  в нечистую силу не только верил, но и имел с нею весьма доверительные, если не сказать, интимные отношения.
Судите сами: один за другим из ангаров фирмы Мак-Доннелл в г.Сент-Луисе штате Миссури выкатывали на испытания летучие железяки с именами, почерпнутыми из кельтской мифологии, от которых за версту несло гарью преисподней: «Демон», «Вуду» (злой колдун), «Гоблин» (уродливый, приносящий несчастья злой дух,), «Бэнши» (нечисть, завывание которой предвещает смерть) и, наконец, - «Фантом» ( призрак). Причем, «фантомов» у имевшего неодолимую тягу к бесовщинке шотландца было аж целых два.
Разными были эти самолеты, по-разному складывались их судьбы, но обо всех них, носивших на своих мордах несмываемое тавро Геенны Огненной,  старик Мак-Доннелл мог с полным правом сказать: «Дети мои родные!»
Все это оказывалось возможным в стране, называющей себя  почему-то «христианской». Риторический вопрос: «Возможны ли были  в формально безбожной Красной России, даже во времена хрущевского антиправославного беснования,  скажем, разведчик «Ведьмак», истребитель «Упырь», бомбардировщик «Вий», штурмовик «Вурдалак»?»
А в называющей себя «христианской»  Америке - пожалуйста!
По американским законам, всяк волен давать  своему детищу приглянувшееся, дорогое своему сердцу имечко.

Ничего не попишешь -демократия.
ДемоНо-кратия".
(Б.А.Куркин "Челюсть дракона")
Интересно, что бы сказал по этому поводу тов. Мартин Хайдеггер?iframe" frameborder="0" allowtransparency="true">