Category: общество

прокурор 2

Босяцкая правда

Максим Горький о вреде смерти и межпланетных полетах

"Как все явления нашего мира, смерть есть факт, подлежащий изучению. Наука все более пристально и неутомимо изучает этот факт. Изучать — значит овладевать.
Наука победила оспу, холеру, дифтерит, чуму — эпидемические заболевания, от которых преждевременно погибали десятки тысяч людей. Медики становятся все более опытными и удачливыми борцами против смерти.
Смерть вредна тем, что, внушая людям страх перед нею, вынуждает некоторых тратить ценные силы свои на умозрительное философское исследование тайны смерти. Но философия даже горчичника не выдумала, а горчичник и касторовое масло в деле борьбы против смерти значительно полезнее философии Шопенгауэра или Э. Гартмана.
Смерть вредна тем, что из страха перед нею воображение людей создало богов, потусторонний мир и такие бездарные выдумки, как рай и ад. Но мы давно уже достигли того, что смертные люди наши — горные инженеры, шахтеры, кузнецы — искуснее подземного бога Вулкана, а электротехники — могущественнее и полезнее для жизни, чем Юпитер, бывший владыка молний и громов.
Если же потусторонний мир существует где-то во вселенной, мы его, наверное, откроем, установив сначала между планетное сообщение в нашей солнечной системе, а затем сообщение между мирами.
Смерть вредна тем, что на страхе перед нею основаны религии. В начале созна
Жрецы и церковники, уничтожив религиозное творчество как искусство, создали из религиозных представлений народа бездарные и устрашающие системы морали.
Особенно пагубное влияние на рост культуры имело христианство, наполнившее мир демонами, в которых оно превратило древних, созданных человеком человекоподобных богов.
Люди, которые заявляют, что в прошлом человеку жилось легче и свободней, что Толстой прав, отрицая культуру, что книжность создает только гордость, что Гоголь начал самокритикой, а пришел все-таки к богу, — все это люди ненормальные, нездоровые, с моей точки зрения. Количество таких людей как будто растет, хотя это кажется, может быть* только потому, что их жалобы становятся болезненнее и громче. Все эти жалобы говорят о судорожном припадке индивидуализма, и все они очень удачно оформлены в письме одного крестьянина или мещанина из города Нижнедевицка: В колхозах, вижу, нет свободы моей свободной душе, и лучше уйду в бродяги, чем туда.
Свободной души у этого человека нет и никогда не могло быть, потому что человек издревле живет в борьбе против человека, а не за человека и против природы.
Подлежит уничтожению все, что, так или иначе, в форме препятствий физических со стороны природы и классовой структуры государства или насилий идейных , — например, насилие церкви, — все, что затрудняет свободное развитие сил, способностей людей, развитие процесса культуры, должно быть уничтожено. Дело это успешно начато рабочим классом, именно этим началом и вызываются к жизни агонические судороги индивидуализма».
(М. Горький. Собрание соч. в 30 томах. Т. 25. Статьи и речи 1929 – 1931. М.: 1953)
прокурор 2

(no subject)

Из беседы В.В. Розанова с В.О. Ключевским
В.О. Ключевский о М. Горьком
«— Горький, — ответил Ключевский, — это пропаганда, а пропаганда — не литература. Горький пришелся по плечу обществу, которое теперь особенно умножается. Это — лю­ди, борющиеся за свое существование, много читающие и работающие над собою этим путем больше, чем учащаяся молодежь, но в них нет никакой устойчивости; они непрерывно хромают на оба колена и подаются под ветром модных учений. Этом у слою низменных людей с напряженными потугами на знание и мнящих себя интеллигентами совершенно по плечу творения своего собрата — Горького; в их неразвитых и небрезгливых вкусах блестят талантами и такие его произведения, как снохачество „На плотах“ и „Дно“ всяких мерзостей, с подкладками ницшеанства, политиканства и т. п. Если просвещенная публика бросилась видеть в театре это „Дно“, то, увидев, никогда больше не пожелает его видеть и в большинстве с омерзением отвернется от него. У Горького вовсе не талант, а одно пылкое воображение. — Однако, Василий Осипович, Горький известен и за границей, а там его хвалят, - возразил я. — Если его славят за границей, — отвечал он, — то ведь и там есть отбросы общества, имеющие свои газеты, кои видят в Горьком свои вкусы и кричат о нем. — Но недаром же, — говорю, — наша Академия Наук хотела возвести Горького в „академики российской словесности“. — Если бы Академия это сделала, — продолжал Василий Осипович, — то в глазах просвещенного общества „по Сеньке была бы и шапка“. Академия сама спустилась бы на „Дно“ Горького, и здесь, среди оборванцев, с течением времени явился бы и герой в академическом мундире с проповедью физической силы против морали, социализма против собственности и государственности. Конечно, тогда ликовали бы и рукоплескали герои и любители „Дна“, вознося превыше небес российскую Академию Наук; но что показало бы на страницах ее истории это несуразное явление? — Отсутствие элементарного этического чувства у академиков нашей эпохи и преклонение перед бойким пером в ущерб науки и действительного таланта. — Жестоко ваше слово, Василий Осипович, — заметил я, — а ведь, говорят, Горький достал ваши лекции и выучил их наизусть. — Ну, что ж, — отвечал он, — жаль напрасного труда. Не в коня корм — изучение моих лекций. Горький и после этого остался тем же Горьким, т. е. пропагандистом, а не литератором».
Как известно, выбор в члены Академии Наук человека, не только не имеющего к наукам никакого отношения, но и враждебного вообще всяким наукам по коренному строю своей души и своих убеждений, — не был утвержден, что послужило поводом к выходу из состава членов Академии Чехова и Короленка, имевших к «наукам» лишь немного больше отношения, нежели Горький. Один хоть окончил гимназию, другой был, по званию, хоть кой-каким врачом. Собственно, ушло из Академии лишь то, что ей всегда было не нужно и «сочленство» чего было с самого же начала диким недоразумением. Как странно и неуместно было бы зачислять химиков, физиков и математиков в состав «журналистов и литераторов», хотя они и пишут в академических журналах, и посему формально суть литераторы, так странно вводить в круг членов Академии Наук таких лиц, которые суть мастера рассказа и художественного вымысла, т. е. чего-то совершенно противоположного, совершенно отрицательного в отношении точного знания".
прокурор 2

Вот тебе, бабушка, и интернационализм!

Русофил товарищ Мехлис

МЕХЛИС - СЕКРЕТАРЯМ ЦК «О РУССКИХ ГАЗЕТАХ НА УКРАИНЕ» 30 октября 1937г. Секретарям ЦК ВКП(б) — т.т Сталину, Кагановичу, Андрееву, Жданову, Ежову О РУССКИХ ГАЗЕТАХ НА УКРАИНЕ

Ни в одной союзной и автономной республике русская печать не находится в таком захудалом состоянии, как на Украине. В республиканских центрах всех союзных республик, столицах автономных республик, наряду с национальными газетами, выходят руководящие газеты на русском языке.
Тбилиси, Баку, Алма-Ата имеют даже по две-три газеты на русском языке. В Тбилиси, например, газета «Заря Востока», выходящая на русском языке, является органом ЦК КП(б) Грузии.
В Баку выходит на русском языке газета «Бакинский рабочий».
В Алма-Ата - русская газета «Казахстанская правда».
В Ташкенте - «Правда Востока*. Эти русские газеты являются очень влиятельными в местных организациях.
Ничего подобного нет на Украине. Там буржуазные националисты по сути дела ликвидировали русские газеты, несмотря на то, что русского населения на Украине немало. Да и украинское население охотно читает русские газеты.
В Киеве выходит 11 республиканских и областных газет. Основные газеты — «Коммунист» (орган ЦК КП(б)У), «Вюти» (орган ВУЦИК), комсомольская, пионерская, областная «Пролетарская правда» и даже киевская вечерняя газета - выходят на украинском языке.
Кроме того, в Киеве издаются газеты на немецком, польском, еврейском, болгарском языках. Нет только ни одной газеты на русском языке, если не считать русского издания армейской газеты «Червона армия».
Спрашивается: неужели Украина нуждается больше в немецкой газете, чем в русской? Действительно ли польский и болгарский языки распространены на Украине больше, чем русский.
Отсутствие в Киеве руководящей русской газеты свидетельствует о политической близорукости ЦК КП(б)У. Ни в одной из 12 областей УССР, кроме Донбасса, не выходит ни одна областная газета на русском языке. В частности, такой крупнейший город, как Одесса, не имеет русской газеты. Не приходится доказывать, что огромнейшая часть населения Одессы говорит на русском языке.
В Донбассе издается на русском языке областная газета «Социалистический Донбасс». Все остальные газеты Донбасса выходят преимущественно смешанными — часть материала на русском языке, другая на украинском. Эти газеты какие-то ублюдочные. Мы просим ЦК ВКП(б) рассмотреть этот вопрос и принять вносимый нами проект постановления".

Зав. Отделом печати и издательств ЦК ВКП(б) Л. МЕХЛИС 30/Х-37 г.

Говорят, украинизацию стали сворачивать в 32-м. А письмецо-то от конца 37-го.

Любопытно, кто ж эту украинизацию затеял?
Вот что бывает, когда социальные процессы начинают запускать швондеры и шариковы.
прокурор 2

"Как тяжко мертвецу среди людей..."

Специально для Друга godilla
Троцкист Жигачев
1929 год
«До встречи с ним я, дожив до 40 лет, всегда говорил: “Я знаю подлые поступки, но я не знал подлецов”. Теперь я встретился с подлецом. Это был широкоплечий малый с выгнутой грудью и руками столь длинными, что, казалось, он мог бы почесать свою пятку, не нагибаясь. Лба почти не было. Совсем питекантроп!
На груди его была татуировка — 4 картины: на одной человек с широкой бородой, на другой — с короткой, на третьей — без бороды, но с усами, на четвертой — без усов и без бороды. Он пояснял: это — Маркс, Ленин, Либкнехт и Роза Люксембург.
Дышать с ним одним воздухом было очень тяжело. Интеллигенцию он ненавидел до боли в зубах. Он размахивал руками, словно хотел кого-то схватить и задушить. Так и говорил: “Их всех нужно расстрелять”. Нам он говорил, что надеется — мы получим “на полную катушку”, т. е. по 10 лет (тогда это был максимальный срок). Доминирующим объектом его ненависти был Сталин. Однажды в библиотеке в нашем присутствии он разразился проклятиями на голову Сталина и грохотал: “Он своим жирным задом раздавил революцию, ввел машину голосования” (это выражение я помню точно). Жигачев за одно только был благодарен Сталину, что он, Жигачев, униженный до общества контрреволюционеров, все же не смешан с нами: ему почет, он как “политический” пользуется дополнительным питанием. Жигачев говорил, говорил без умолку, его пулемет трещал беспрерывно. И в библиотеке Жигачев нашел, как проявить свою преданность революции. Он поднял крик, что мы не изъяли мистическую книгу “Ад” Данте. Но не нас освободили от его общества, а его от нашего. Однажды в библиотеке, в присутствии гепеушника-библиотекаря (в форме!), он разразился такими проклятиями Сталину, что библиотекарь оторопел, съежился. Видимо, сообразил, что допустил нечто совсем уже недозволительное, и ушел. После нашего увода он имел продолжительную беседу с Жигачевым.
Выход был найден. Жигачев напишет на нас донос, и нас переведут в другую камеру, на другой этаж, чтобы ему больше не сталкиваться с нами. Так и случилось».
(Н.П. Анциферов. Из дум о былом)
прокурор 2

В потоках брани и хулы...

https://charodeyy.livejournal.com/6987.html?utm_medium=email&utm_source=JournalNewEntry
P.S. Листая чужие блоги, не можешь не отметить, что самыми ужасными персонами во всей советской истории являются А.Солженицын и Н.Михалков.
Сахарова трогать категорически запрещено.
И невольно закрадывается мысль, что все хулы проплачены.
И цены выплат невелики.
Главное - количество вбросов.
прокурор 2

Новости криминологии

О доценте-потрошителе
Пишет популярный блогер, психолог по образованию:
"В конкретном преступлении виноват всегда конкретный человек. И конкретное общество, создавшее условия для преступления. И конкретный социальный строй".
Задумался.
"Конкретный социальный строй" довел доцента до убийства любовницы, а советский строй породил Чикатилу.
Свежо!
Ценю марксистов за их теоретическую незамутненность. До таких высот не добирались даже криминологи советского розлива.
прокурор 2

Наш отдел кадров

Предвижу появление новой графы в анкете при поступлении на преподавательскую работу: "Имели ли вы неуставные/внебрачные отношения со своими студентами/студентками и аспирантами/апсирантками".
"Привлекались ли за них к ответственности, в том числе, и в сети Интернет".