Category: образование

прокурор 2

Из Архива Созерцателя

Слезы капаютЪ…
«Мучи­тельно больно смотреть на сына, как бесплодно уходят самые лучшие его годы для высшего образования. Не будучи в состоянии переносить этой нравственной боли, я и утруждаю ваше сиятельство покорнейшею просьбой разрешить сыну моему поступить в какой-либо из русских университетов или, в крайнем случае, допустить его держать выпускной университетский экзамен по юридическому Факультету, т. е. на степень кандидата. Я тем настойчивее прошу ваше сиятельство снять с моего сына так долго уже лежащую на нем кару, что кара эта, вообще, не позволяет ему, как чело­веку, принадлежащему к кругу исключительно интеллектуальных работников, найти какое бы то ни было даже частное занятие, не позволяет, значит, ни к чему приложить своих сил. Такое бесцельное существование, без всякого дела, не может не оказывать самого пагубного нравственного влияния на молодого человека, — почти неизбежно должно наталкивать его на мысль даже о самоубийстве».

(Из Прошения матери Ильича М.А. Ульяновой на имя министра просвещения от 17 мая 1890г.)
P.S. Вот и учи их после этого!
прокурор 2

Восполняя пробелы в образовании

В рамках антинигилистической литературы, помимо романа А.Ф. Писемского (не говоря уже о романах Н.С. Лескова) выделяются два произведения: роман в четырех частях В.Н. Клюшникова «Марево» (1865) и дилогия В.В. Крестовского «Кровавый пуф», состоящую из двух романов – «Панургово стадо» (1869) и «Две силы» (1874). Выделяются они своей малороссийской темой, а именно: как резко активизируются «хохломаны» (термин Клюшникова) перед польским бунтом 1863 года. Кстати, об этом еще до «известных событий» писал М.Н. Катков, четко уловивший симптомы и даже «тенденцию». Герой Клюшникова спрашивает свою знакомую «хохломанку»: «Ну скажите по совести. Какие идеалы выработали эти господа («украйнофилы» - Созерцатель)? Шевченко, например… Последнее слово? Максим реже, а Ярема еще лучше – лютуе на пожарищах».
Ответа по существу, он, разумеется, не получает. А герой Крестовского Хвалынцев  - член тайного общества (Варшавского отделения "Земли и воли") сталкивается со своим негласным начальником по заговорщической работе поручиком Паляницей – тоже членом тайного общества. Его прототипом был офицер-малоросс Потебня (Андрий Опанасович – опять Андрий!) - родной брат известного руского филолога. Потебня принял активное участие в бунте на польской, разумеется, стороне. В отряде генерала Мариана Лангевича. Убит в марте 1863 г. правительственными войсками.
Надо же такому случиться, что Паляница является поклонником Шевченки и держит у себя на полке среди пяти или шести книг – «Кобзарь».
Как же повести на свержение самодержавия простых солдат? – недоумевает колеблющийся Хвалынцев. – Кто-же поведет их за поляков, и почему опять-таки вы так уверены, что солдаты пойдут за них?
«Мы поведем! – уверенно отвечает Паляница. — И сами же поляки!..Вот кто! А пойдут во имя идеи. Идеи свободы и прав человека... А кто за идею не пойдет, тот за водку пойдет, деньгами купим!.. У поляков есть деньги... Много денег! Всю европейскую дипломатию скупили, вот что!»
Средством же сколачивания людей в стаи и выработки послушания становится, по Палянице, террор. «Где идея не поможет, там казнить, расстреливать! Что человек, что плевок, разве не одно и то же?»
Желание «сыграть за поляков» Паляница обосновывает так: «Поляк с малороссом, положим, злые враги... Но у меня п у поляка есть общий злейший враг — правительство!.. Я помогу поляку свалить прежде всего этого общего врага... а уж потом... там мы сами промеж себя разберемся...»
Участие хохлов в польской бузе слегка озадачивает. Вроде и крепостное право уже отменили – последнюю зацепку для обоснования бунтов.
И еще одно любопытное наблюдение: после выстрелов дегенерата Каракозова, хохломаны, популяризировавшие алкаша кобзаря, на несколько лет поджали хвосты. Иные из них опаласись, в частности, что украинской литературе в Петербурге и Великой России настал конец.
Опасались чего?
P.S. И да: никаким репрессиям филолог Потебня за художества своего братца-изменника не подвергался. Дикарское время!
прокурор 2

Восполняя пробелы в образовании

В.О. Ключевский о М. Горьком
«— Горький, — ответил Ключевский, — это пропаганда, а пропаганда — не литература. Горький пришелся по плечу обществу, которое теперь особенно умножается. Это — лю­ди, борющиеся за свое существование, много читающие и работающие над собою этим путем больше, чем учащаяся молодежь, но в них нет никакой устойчивости; они непрерывно хромают на оба колена и подаются под ветром модных учений. Этом у слою низменных людей с напряженными потугами на знание и мнящих себя интеллигентами совершенно по плечу творения своего собрата — Горького; в их неразвитых и небрезгливых вкусах блестят талантами и такие его произведения, как снохачество „На плотах“ и „Дно“ всяких мерзостей, с подкладками ницшеанства, политиканства и т. п. Если просвещенная публика бросилась видеть в театре это „Дно“, то, увидев, никогда больше не пожелает его видеть и в большинстве с омерзением отвернется от него. У Горького вовсе не талант, а одно пылкое воображение. — Однако, Василий Осипович, Горький известен и за границей, а там его хвалят, - возразил я. — Если его славят за границей, — отвечал он, — то ведь и там есть отбросы общества, имеющие свои газеты, кои видят в Горьком свои вкусы и кричат о нем. — Но недаром же, — говорю, — наша Академия Наук хотела возвести Горького в „академики российской словесности“. — Если бы Академия это сделала, — продолжал Василий Осипович, — то в глазах просвещенного общества „по Сеньке была бы и шапка“. Академия сама спустилась бы на „Дно“ Горького, и здесь, среди оборванцев, с течением времени явился бы и герой в академическом мундире с проповедью физической силы против морали, социализма против собственности и государственности. Конечно, тогда ликовали бы и рукоплескали герои и любители „Дна“, вознося превыше небес российскую Академию Наук; но что показало бы на страницах ее истории это несуразное явление? — Отсутствие элементарного этического чувства у академиков нашей эпохи и преклонение перед бойким пером в ущерб науки и действительного таланта. — Жестоко ваше слово, Василий Осипович, — заметил я, — а ведь, говорят, Горький достал ваши лекции и выучил их наизусть. — Ну, что ж, — отвечал он, — жаль напрасного труда. Не в коня корм — изучение моих лекций. Горький и после этого остался тем же Горьким, т. е. пропагандистом, а не литератором».
В.В.Розанов писал по сему поводу:

"Как известно, выбор в члены Академии Наук человека, не только не имеющего к наукам никакого отношения, но и враждебного вообще всяким наукам по коренному строю своей души и своих убеждений, — не был утвержден, что послужило поводом к выходу из состава членов Академии Чехова и Короленка, имевших к «наукам» лишь немного больше отношения, нежели Горький. Один хоть окончил гимназию, другой был, по званию, хоть кой-каким врачом. Собственно, ушло из Академии лишь то, что ей всегда было не нужно и «сочленство» чего было с самого же начала диким недоразумением. Как странно и неуместно было бы зачислять химиков, физиков и математиков в состав «журналистов и литераторов», хотя они и пишут в академических журналах, и посему формально суть литераторы, так странно вводить в круг членов Академии Наук таких лиц, которые суть мастера рассказа и художественного вымысла, т. е. чего-то совершенно противоположного, совершенно отрицательного в отношении точного знания".

P. S. А ведь буревестника Царь в Академию не пустил. Спасал ея "честь" как мог.
прокурор 2

Эсерки-бомбистки. "Они боролись за народное дело" (с)



Измайлович, Спиридонова, Школьник, Фиалка, Полляк;

второй ряд Штольтерфот, Пигит, Бибергаль, Биценко, Бронштейн, Зверева, Беневская, Окушко


Нашла фотографию тут: http://russiahistory.ru/akatujskaya-i-mal-tsevskaya-tyur-ma/
Уведено отсель: http://russkoeleto.livejournal.com/909570.html#t2330370
А Беневская - генеральская дочь. Кажется, единственная русская в сей компании ведьм.  Насчет Измайлович - вопрос.
Нашел о Штольтерфот:

Штольтерфот Вера Эдуардовна
(1883 (1884) - 1919(?)) Родилась приблизительно в 1883-84 г. г. в Москве. Ее отец, по происхождению швед, занимался музыкой, мать — германская подданная. В 12-тилетнем возрасте Штольтерфот уехала в Германию, где и получила образование. Возвратившись в Россию, примкнула к революционному движению, вступив в боевую организацию партии социалистов-революционеров.  Арестована по указанию Азефа 8 февраля 1906 г. на конспиративной квартире, где была динамитная мастерская. Судилась Петербургской судебной палатой 11 сент. 1906 г. вместе с Другановым. Приговорена к 15 годам каторги. Заключение отбывала в Мальцевской тюрьме и Акатуе. Амнистирована в 1917 г. После Октябрьской революции член партии левых эсеров. В 1919 году уехала в Германию для участия в спартанском движении. По слухам, утонула в Рейне в том же году.

прокурор 2

Украинизация. Эпизоды - 5

Продолжаем тему украинизации.
В настоящем посте использованы работы Е. Борисенок «Феномен советской украинизации 1920 – 1930 годы. М.: 2006» и
«UKRAINIZATION: BETWEEN BIG TIME POLITICS AND CURRENT OBJECTIVES OF SOVIET CONSTRUCTION» * 1 Tatyana P. Khlynina 2 Igor Yu. Vasilev http://www.erjournal.ru/journals_n/1309519112.pdf

«Определенно не считают себя малороссами»

«Украинизация», точнее «украинобесие», распространялось жестким директивным образом не только на территорию созданной волевым порядком «Украины», но и на территорию РСФСР, распространившись на Приазовье, Кубань, Воронежскую и Курскую губернии - зоны традиционного «выхода» малороссийского крестьянства. Особое внимание уделялось Кубани как наиболее «украинской» из российских территорий. Ее решено было оставить в составе РСФСР, но провести на их территории полномасштабную украинизацию, начавшуюся в 1928 году.

Как полагает ряд авторов, особое опасение власти вызывало сословное самосознание казачества, которое и предстояло заменить «национально-украинским». С этой целью власть попыталась заручиться поддержкой активных украинофилов. Последние были представлены в основном сельской интеллигенцией, жившей в гуще «хлеборобской массы».

Украинизация проводилась с натуральным большевистским размахом, сразу породив массу досужих вымыслов среди населения относительно истинных намерений власти: от наивно-прагматических «наверху виднее кто из нас украинец, а кто скрытый москаль» до политически небезопасных «отдадут нас всех украинским пановам». Иные станичники полагали, что «советская власть подлазит к нам с помощью украинизации. Раньше нам не давали ходу. Теперь придумали украинизацию, что бы опять нам ходу не дать».

Collapse )


P.S. А вот любопытно, на каком языке было писано запорожцами письмо турецкому султану?
На турецком?
На "мове"?
прокурор 2

Украинизация. Эпизоды.

Рассказывает Лидия Новгородцева, жена известного ученого П.И. Новгородцева. В конце Гражданской войны она оказалась в Полтаве, где работала учительницей женской гимназии. После разгрома деникинцев и прочного установления в городе Советской власти в гимназию пришел приказ ук­раинизироваться:
«Родительский комитет высказался единогласно про­тив украинизации. Члены комитета указали между про­чим на то, что они считают русский язык своим и что даже нет учебников, написанных на «украинском» языке. Вскоре был получен вторичный приказ украинизировать школу и был прислан ящик с учебниками, напечатанны­ми в Австрии для галицких школ. Большевистское на­чальство даже не удосужилось вырвать из учебников пор­треты «найяснииаго пана щсаря» Франца-Иосифа. Чле­ны родительского комитета заявили, что они своих детей в такую школу посылать не будут и объявили бойкот гим­назии. За это они были арестованы ЧК».
Дальнейшая судьба арестованных родителей неизвестна, зато известно, что вопрос об украинских учебниках был положительно решен на самом высоком уровне пра­вящей коммунистической верхушки. В октябре 1921 г. советское правительство выделило 500 тысяч рублей золотом на печатание за гра­ницей украинских учебников. Позднее по личному ука­занию Ленина на эти цели было выделено еще 250 тысяч золотых рублей.
прокурор 2

Ностальгия

Иваногорцы,
или
Похвальное слово Дому 2 (что в Малом Ивановском переулке)

 Кому из живущих на Ивановской горке неведом сей адрес? Он прочно ассоциируется с основанным еще в XV веке Иоанно-Предтеченским женским монастырем - в просторечии «Ивановским».

Однако обитатели ее могут постоянно наблюдать поднимающихся и спускающихся с Ивановской горки людей в милицейской форме. Это слушатели Московского университета МВД (прежде Высшей юридической заочной школы МВД СССР – Юридического института МВД РФ). С конца 20-х годов на территории Ивановского монастыря, ставшего к тому времени уже «бывшим», было построено пятиэтажное здание, «насельниками» которого стали сотрудники НКВД. В середине 60-х годов (точнее установить не удалось) во внутреннем дворике вуза-монастыря был установлен памятник сотрудникам НКВД, погибшим в Великую Отечественную. А десять лет назад на первом этаже учебного корпуса усилиями преподавателей кафедры культурологи был создан музей, посвященный действиям партизанских отрядов и  диверсионных групп НКВД в немецком тылу во время битвы за Москву. Вот он:

 

Collapse )

 

прокурор 2

Мой ГЕНЕРАЛ

 Если, Други, прочли мой предыдущий пост "Борода", то в нем фигурирует некий Генерал. "Мой Генерал".
Этим "Моим Генералом" был Владимир Петрович Илларионов (1929 - 2008)
Замечательный человек, умница, настоящий русский интеллигент.
А вот и его предсмертная работа : "Синедрион и Кесарь против Иисуса Христа". М.: Academia, 2003.
Если удастся - прочтите. Не пожалеете!

Краткая справка:
Илларионов Владимир Петрович. Заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, профессор, генерал-майор. После окончания Московского юридического института много лет находился на прокурорско-следственной работе и зарекомендовал себя профессионалом высокого класса. Его, как тогда говорили, «выдвинули» в аппарат ЦК КПСС, где он участвовал в разработке проблем уголовной политики и деятельности правоохранительных органов. В конце 60-х годов назначили на должность первого заместителя начальника Главного следственного управления МВД СССР . Руководству подведомственным аппаратом он отдал 15 лет жизни. Затем он возглавил одно из высших учебных заведений системы МВД . Затем был профессором  кафедры. В течение всех пятидесяти лет службы он занимался научно-исследовательской работой. Опубликовал более 100 научных трудов.
Являлся ведущим специалистом в области теории и практики оперативно-розыскной деятельности , читал лекции в Академии управления МВД , в Академии ФСБ РФ, других вузах, руководил учебой адъюнктов.
Автор ряда повестей и рассказов. Был консультантом художественных фильмов «Ларец Марии Медичи», «Двойной обгон», «Ипподром» и др.
Награжден орденом «Знак Почета» и медалями.

Светлая память!