Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

прокурор 2

(no subject)

"Мысль о золотом веке сродна всем народам и доказывает только, что люди никогда не довольны настоящим и, по опыту имея мало надежды на будущее, украшают невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения."
(А.С. Пушкин  История села Горюхина)
прокурор 2

Вопросы без ответов

А вот скажите, други, куда подевались Скрпиали и  доцент Бонапарт-Соколов?
Мужики хочут знать!
Ну если до Лондона не достучишься, то можно было бы Гоблина с Климом Чугункиным Жуковым в тюрьму для репортажа отрядить?
А то как про историю, так все на лихом коне, а как чуть-чего - сразу в тину под корягу.
И еще: коронавирус жив али его негры уже извели?
А еще бают, Платошкина замели. За бунт.
Не исключено, канешна, что это рекламная акцЫя.
Но это пока вилами на воде писано.
Жду, когда Сёмина заметут. Вот тогда точно можно будет сказать, что в реанимацию парнишечку уложили.
прокурор 2

Яндекс-Дзен, Шендерович и академик Сахаров

Попался случайно на Дзене пост, представлявший собой пересказ книги бес-смертного Шендеровича. О том, как академика Сахарова пытались исключить из АН СССР и что из этого вышло.
Для начала цитата: «Сахарова из Академии наук исключали. Позориться никому не хотелось, но — надо... Под страхом кадровых репрессий кворум собрали, куратора из ЦК прислали, и процесс пошел, хотя довольно вяло... Ну очень не хотелось позориться! И вот какой-то членкор, косясь на закаменевшего лицом куратора, робко заметил, что, мол, оно, конечно... и Сахаров поступил с советским народом нехорошо... но вот незадача: академик — звание пожизненное, и еще не бывало, чтобы академиков исключали... нет прецедента...
На этих словах оживился нобелевский лауреат академик Капица.
— Как нет? — звонко возразил он. — Есть прецедент!
И куратор из ЦК КПСС облегченно вздохнул, а Капица закончил: в 33-м году из прусской Академии наук Альберта Эйнштейна исключили!»
В общем, срезал академик П. Капица какого-то товарища из ЦК КПСС.
Уж не знаю, было такое на самом деле или нет, но слухи о том по Москве ходили. Факт.
Но тут куда интереснее другое.
Прецедент исключения члена из членов таки был!
И был сей член – б. тов. Бухарин (в прошлом любимец партии, покушавшийся на жизнь самого Ильича, для кого-то просто «Бухарчик», а на момент выведения из членов – враг народа).
И возникает сразу несколько вариантов.

  1. Ни в ЦК, ни в АН об этом НЕ ЗНАЛИ. Или знали когда-то да позабыли. Это не шибко красит академиков, зато позорит ЦК и его отдел науки, равно, как и все прочие.

  2. Академики знали, но не стали поминать Бухарчика. По понятным соображениям: Прусская АН стала бы им не указ.

  3. В ЦК ВСЁ знали, но не стали ворошить прошлое. Тут начни поминать – свои же цекисты съедят, типа, «Культ личности оправдываешь?!» Вариантов много.

  4. И, наконец, самый интересный вариант: и академики, и цекисты всё знали, но решили сей аргумент приберечь «до лучших времен».

«Мало ли шта?»
А то, как и за какие заслуги перед кем именно Бухарчик стал действительным членом – это отдельный вопрос. Хотя фабула известна: ЦК и Политбюро оказались под жестким прессингом пролетарских масс, бомбившим все инстанции и центральные газеты с требованием реорганизовать – но уже не какой-нибудь Рабкрин, а саму Академию наук, которая-де не хочет ничего делать в реконструктивный период.
Любопытно, что на фундаментальных «естественников» и «технарей» наезда не было. Наезжали на гуманитариев, в частности, историков. И как-то очень вовремя и кстати чекисты раскрыли антисоветский монархический заговор. И да: кое-кого из историков и филологов даже расстреляли. А если бы не расстреляли, то ревизия АН выглядела бы тривиальным "шмоном", не давшим никаких результатов, сумбуром вместо музыки левосудия. Пшиком.
В итоге  падшего Бухарчика (его обвинили в правом уклоне, но несмторя на это предложили пост наркомпроса) пропихнули в действительные члены. Пытались даже вдову Ильича туда же пропихнуть, но этот номер уже не прошел. Так «веселая вдова» стала просто почетным членом вместо действительного.
Но как его, Бухарчика, не знавшего диалектики» (Ильич говорил! Не Созерцатель) пропихнули, так и выпихнули. Прямо в подвал.
Подозреваю, что в  брежневском ЦК об этом ПОМНИЛИ, но нарываться не стали. Обстановочка в Политбюро была неясная. Как всегда, впрочем. На сей счет мог бы, наверное, рассказать кое-что известный кинорежиссер К. Шахназаров. Его родитель в то время был заместителем заведующего Международным отделом ЦК КПСС. И наверняка был в курсе «казуса Сахарова». Возможно, что-то узнал от него и его сын. Хотя и не факт.
А вы говорите, Шендерович!
Тьфу!
P.S. И еще: Солженицына ругать последними словами можно, а Сахарова – ни-ни. Красные-левые за наезд на сего академика с цепи срываются, хоть он и был антисоветчик хоть куда. Почище Солженицына. Тот, кстати, к бойкотам и блокаде СССР не призывал.
В отличие от.
И еще: товарищей любителей напоминать, что Солженицын призывал сбросить атомную бомбу на СССР, просьба не бес-покоиться, и изучать не советский агитпроп, а первоисточники. Ну да, Гарвардская речь, на которую все любят ссылаться, есть в Тырнете, а читать "Архипелаг" красно-левые не могут по идейно-эстетическим соображениям.
Это превенция.
прокурор 2

Феномен незамутненного сознания

caith_sith: Благодатный огонь? Это который, как по заказу, к началу эфира?
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D1%82%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D0%BE%D0%B3%D0%BE%D0%BD%D1%8C#%D0%9C%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%81%D1%82%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BE%D0%B1%D1%8A%D1%8F%D1%81%D0%BD%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8F
Хоть бы одного оператора с камерой в саму кувуклию запустили.

Созерцатель: Я вам больше скажу: попы так все подстраивают, что первые четверть часа благодатный огонь (от свечей) не обжигает. О как! только щекочет! Хай-тек! вам и не снилось! А вы говорите операторов пустить! Вот это мракобесие так мракобесие, а вы все про операторов, товарищ!(((


caith_sith
Такой трюк можно провести с абсолютно любой свечкой. Более того, на ютубе можно найти немало видео, где разные фанатики хорошо так подпаливают себе бороды этим самым "благодатным" огнем.
А все почему? Потому что физика. И немного физиология. У кожи, во-первых, довольно большая теплоемкость, а пламя свечи не настолько горячее, и если слишком долго пламя на одном месте не задерживать, никакого ожога не будет. Второй момент, что люди во время проявления этого "чуда" испытывают религиозный экстаз, эйфорию и прочее. Это значит много эндорфинов. Это значит - меньшая чувствительность к боли. Поэтому легкие ожоги эти люди иногда получают, просто первые несколько часов они их просто не замечают. Отсюда берется и то, что оно "не обжигает" первые несколько часов. Логично, потому что когда люди успокаиваются, чувствительность возвращается и он начинает жечь как обычный.
И таки да. С оператором и камерой - в кувуклию. А то вдруг там крестопузые дармоеды и мошенники с лампадкой?


https://foto-history.livejournal.com/13362483.html
прокурор 2

Красные науки

Из воспоминаний Питирима Сорокина

«В начале 1921 года был опубликован декрет, подписанный комиссаром Ротштейном, в котором говорилось, что свобода мысли и научных исследований есть буржуазный предрассудок; что все профессора, преподаватели и писатели должны преподавать и писать в полном соответствии с марксистской и коммунистической теорией; и что те, кто не согласен с этим, будут уволены. На это мы ответили декларацией, в которой заявляли, что свобода мысли - это условие, без которого наука не может ни существовать, ни развиваться; что наука не признает никакой иной диктатуры, кроме диктатуры истины, и что ни один подлинный ученый, ни один настоящий профессор не подчинится и не должен подчиняться такому абсолютно безапелляционному и антинаучному постановлению.
Некоторые университетские профессора были уволены сразу же, других, которым было запрещено преподавать, перевели в исследовательские институты, где они не могли навредить студентам. Автономия университета была полностью уничтожена, избранные ректоры, деканы были заменены коммунистами, уволенные профессора - красными профессорами, а над ректором академиком Шимкевичем был поставлен специальный комиссар - первокурсник Цвибак.
Матроса Балтийского флота, некоего Серебрякова, назначили деканом факультета юридических и социальных наук. Об этих красных профессорах достаточно будет сказать, что на одно факультетское собрание студенты пришли с петицией: В связи с тем, что было назначено много новых профессоров, чьих научных трудов и преподавательской деятельности в университете мы не знаем, просим факультет обязать новых деканов и профессоров опубликовать список своих научных трудов и краткие curriculum vitae5*, чтобы можно было ознакомиться с их академической карьерой. Красные деканы и профессора выбрались из этой деликатной ситуации, заявив, что они презирают всю буржуазную науку, и арестовав кое-кого из представителей студенчества.
Студенты подготовили новую петицию, в которой заявили, что лекции новых профессоров свидетельствуют об их незнании читаемых ими предметов, недопустимом даже для первокурсника. В подтверждение своих обвинений они предоставили нам стенографические записи этих лекций и обратились с просьбой организовать для них специальные курсы, которые они могли бы посещать.
Конечно же, мы не могли ни уволить новых профессоров, ни организовать эти самые курсы, и ректор посоветовал студентам обратиться со своими жалобами к правительству - разумеется, если они очень хотят, чтобы их арестовали.
Новый комиссар университета, еврей Цвибак, отобрал у ректора профессора Шимкевича, самого выдающегося зоолога России, все печати и объявил себя главой университета. За хамское обращение с профессорами, равно как и со студентами, его однажды ночью подловили студенты и жестоко избили. Но и после этого его не выгнали из университета. В 1921-1922 годы должность ректора была отменена, многие профессора были уволены, сосланы или расстреляны.
Такая правительственная политика была настоящим испытанием морального духа и общественной значимости русских ученых, и я могу засвидетельствовать, что большинство из них выдержали его и избежали соблазна, какому их подвергали.
Лишь некоторые из тех, кто как ученый стоял ступенькой пониже, такие, например, как Святловский, Гредескул, Энгель, Дерябин, решились поступиться истиной в угоду власти. Один из самых великих - И.П. Павлов - показал на своем примере, какие высокие моральные и научные идеалы царили в России в те окаянные дни. Исключительно ради пропаганды, рассчитанной на заграницу, советское правительство в 1921 году издало декрет об особом статусе Павлова, в котором предусматривались публикация всех его работ и создание комиссии, в состав которой входили Максим Горький, Луначарский и Кристи; комиссия должна была заботиться о самом Павлове и его лаборатории. В ответ на этот декрет Павлов сделал следующее заявление: Я не какой-нибудь торгаш и не продаю свои знания за ваш паек. Собаки моей лаборатории могут соблазниться лучшей едой, если вы им ее предложите, я же не приму никакой привилегии и никакой помощи из тех рук, что разрушают русскую науку и культуру.
прокурор 2

(no subject)

Из беседы В.В. Розанова с В.О. Ключевским
В.О. Ключевский о М. Горьком
«— Горький, — ответил Ключевский, — это пропаганда, а пропаганда — не литература. Горький пришелся по плечу обществу, которое теперь особенно умножается. Это — лю­ди, борющиеся за свое существование, много читающие и работающие над собою этим путем больше, чем учащаяся молодежь, но в них нет никакой устойчивости; они непрерывно хромают на оба колена и подаются под ветром модных учений. Этом у слою низменных людей с напряженными потугами на знание и мнящих себя интеллигентами совершенно по плечу творения своего собрата — Горького; в их неразвитых и небрезгливых вкусах блестят талантами и такие его произведения, как снохачество „На плотах“ и „Дно“ всяких мерзостей, с подкладками ницшеанства, политиканства и т. п. Если просвещенная публика бросилась видеть в театре это „Дно“, то, увидев, никогда больше не пожелает его видеть и в большинстве с омерзением отвернется от него. У Горького вовсе не талант, а одно пылкое воображение. — Однако, Василий Осипович, Горький известен и за границей, а там его хвалят, - возразил я. — Если его славят за границей, — отвечал он, — то ведь и там есть отбросы общества, имеющие свои газеты, кои видят в Горьком свои вкусы и кричат о нем. — Но недаром же, — говорю, — наша Академия Наук хотела возвести Горького в „академики российской словесности“. — Если бы Академия это сделала, — продолжал Василий Осипович, — то в глазах просвещенного общества „по Сеньке была бы и шапка“. Академия сама спустилась бы на „Дно“ Горького, и здесь, среди оборванцев, с течением времени явился бы и герой в академическом мундире с проповедью физической силы против морали, социализма против собственности и государственности. Конечно, тогда ликовали бы и рукоплескали герои и любители „Дна“, вознося превыше небес российскую Академию Наук; но что показало бы на страницах ее истории это несуразное явление? — Отсутствие элементарного этического чувства у академиков нашей эпохи и преклонение перед бойким пером в ущерб науки и действительного таланта. — Жестоко ваше слово, Василий Осипович, — заметил я, — а ведь, говорят, Горький достал ваши лекции и выучил их наизусть. — Ну, что ж, — отвечал он, — жаль напрасного труда. Не в коня корм — изучение моих лекций. Горький и после этого остался тем же Горьким, т. е. пропагандистом, а не литератором».
Как известно, выбор в члены Академии Наук человека, не только не имеющего к наукам никакого отношения, но и враждебного вообще всяким наукам по коренному строю своей души и своих убеждений, — не был утвержден, что послужило поводом к выходу из состава членов Академии Чехова и Короленка, имевших к «наукам» лишь немного больше отношения, нежели Горький. Один хоть окончил гимназию, другой был, по званию, хоть кой-каким врачом. Собственно, ушло из Академии лишь то, что ей всегда было не нужно и «сочленство» чего было с самого же начала диким недоразумением. Как странно и неуместно было бы зачислять химиков, физиков и математиков в состав «журналистов и литераторов», хотя они и пишут в академических журналах, и посему формально суть литераторы, так странно вводить в круг членов Академии Наук таких лиц, которые суть мастера рассказа и художественного вымысла, т. е. чего-то совершенно противоположного, совершенно отрицательного в отношении точного знания".
прокурор 2

(no subject)

"Поздравляю всех, кто уважают нашу страну и нашу историю!" - пишет известный ученый и очень приличный чистый душой человек. - Вспомним 1917!"

Любопытно, а к тем, кто "уважает нашу страну и нашу историю" и не считает начало гражданской войны и разрухи историческим благом, поздравления уважаемого ученого относятся?

Как говорит мой друг Профессор, отними у безбожника его любимую игрушку - революцию и мечты о справедливом устройстве земной жизни, до смерти огорчится и жить ему станет нечем. И учнет он своих поверженных идолов горючими слезами оплакивать, поелику надеется исключительно на князей человеческих и в них спасения ищет.
Похоже, с первым Профессором тот самый случай.