Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

прокурор 2

(no subject)

"Мысль о золотом веке сродна всем народам и доказывает только, что люди никогда не довольны настоящим и, по опыту имея мало надежды на будущее, украшают невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения."
(А.С. Пушкин  История села Горюхина)
прокурор 2

Музыкальные апокрифы

Две Манон и Лушка

Однажды ветерану советского оперного искусства Юлию Эмильевичу Массне Партия поручила написать на либретто М. Шолохова оперу «Поднятая целина». Однако в итоге у композитора вышла «Манон Леско».

Тогда Партия заказала Якову Антоновичу Пуччини версию-лайт оперы на либретто генерал-майора Л.И. Брежнева под усеченным названием «Целина».

Однако и у Пуччини получилась на выходе «Манон Леско».

В результате оперу пришлось заказать композитору И.И. Дзержинскому, написавшему ее в ударном темпе.

Опера разошлась на хиты, приписывавшиеся в музыкальной глубинке И. Кальману и Ф. Легару. Особой популярностью пользовалась в народе ария Лушки, за которую ошибочно принимали арию Золушки из одноименной оперы Якова Россини.

История донесла до нас слова Ивана Дзержинского о своих коллегах по цеху Юлии Массне и Якове Пуччини: «Что хотят, то и пишут. А я вот сиди за роялем, как проклятый, и двигай вперед оперное искусство!»

Музыка и выборы

Борясь с косностью музыкально-государственного аппарата, товарищ Сталин приложил немало усилий, с тем, чтобы знакомить советский народ с непростыми для восприятия достижениями отечественного музыкального искусства. С этой целью в день выборов в высшие и местные органы власти на избирательные участки приглашались профессиональные и самодеятельные коллективы, исполнявшие редко звучавшие произведения Моцарта, Сальери и других, более известных советских композиторов.

Западные советологи усматривали в том изощренную форму манипулирования сознанием.

С течение времени явка на избирательные участки значительно снизилась, что дало основания социологам из Центра «Детская болезнь левизны» утверждать, что культурный код электората сместился вправо.

Момент истины

Беседуя с В.М. Молотовым, поэт Ф. Чуев неизменно пытался добиться момента истины, однако удалось ему это лишь единожды.

«Отчего, - спросил Чуев, - принципиальные в политико-идеологическом и знаковые в идейном отношении музыкальные произведения Партия поручала сочинять деятелям с мутным прошлым и сомнительными политическими взглядами?»

«Такой все, как надо напишет!» - брякнул в ответ Молотов.

Позднее он не раз пытался дезавуировать сказанное, говоря, что каждый случай был по-своему уникальным, но звучало это неубедительно.

Милосердие товарища Сталина

Крестьянский сын и пролетарский революционер Андрей Андреевич Андреев был членом Политбюро ЦК ВКП(б), сочинял классическую народную музыку для рожка и брал уроки контрапункта у Людвига Ивановича Бетховена.

Однажды Бетховен спросил Андреева, какую из его, Андреева, русскую народную песню он порекомендовал бы ему вставить в свою Девятую симфонию.

Не долго думая, Андреев предложил Бетховену на выбор детскую песенку-считалку «Дора-Дора-помидора, мы поймали в саду вора!» и «Вот придет бука!», написанные им в честь своей жены Доры Моисеевны Хазан.

По здравом размышлении Бетховен решил использовать в симфонии другую русскую народную песню Андреева - «Ах, зачем же огород городить». Именно с ней незадолго до того с триумфом выступал за рубежом ансамбль песни и пляски под командованием А.В. Суворова.

Партийная работа практически не оставляла тов. Андрееву времени для народного творчества, и ему хотелось на пенсию, до которой никто из его соратников еще не доживал. Однажды Дора Моисеевна посоветовала своему мужу оглохнуть и уйти на пенсию по инвалидности.

Тов. Андреев так и поступил, однако занятий музыкой не оставил. Его соседи возмущались аутентичным исполнением его классических сочинений, стучали по системе отопления и жаловались в Политбюро, а наркомвнудел Ежов даже отметил в своей записке, что рожок, игрой на котором изводит соседей тов. Андреев, - английский.

Клим Ворошилов предложил расстрелять товарища Андреева как «самострела», симулянта и дезертира: пример оглохшего Бетховена, продолжавшего сочинять музыку, его не убеждал. Однако пыл наркомвоенмора остудил товарищ Сталин: «Не горячись, Клим! Вот когда тебя Моцарт в свой реквием вставит, тогда и поговорим».

И в память о выпавшем из обоймы соратнике предложил переименовать оркестр русских народных инструментов им. Андреева в Государственный академический русский оркестр народных инструментов им. Доры Хазан.

прокурор 2

Музыкальный момент

Забавно и мило! Гимн Нижних земель, исполняемый на русской балалйке

А так он звучит в оригинале. Запомнить чужеземному уху сложно.

Сейчас, небось, опять во "власовщине" обвинят. Флаг-то эвона какой!
прокурор 2

Левый марш им. Бориса Немцова

Аллюзии
Композитор Петр Чайковский был мастер самопиара и креативщик.
Однажды с целью улучшения своего материального положения он написал на слова Пушкина оперу, назвав ее в честь журналистки Анны Политковской, имевшей, как известно, девичью фамилию «Мазепа».
В театрах, особенно заграничных, был аншлаг. 
Власть понимала аллюзии Чайковского, но виду не подавала и от оргвыводов в отношении композитора воздерживалась.
Видя перед глазами пример Чайковского, Пушкин написал народную трагедию «Борис Годунов», но намеки поэта остались непонятыми ни народом, ни властью.
прокурор 2

(no subject)

Отравитель Моцарт
Известный советский композитор Вольфганг Леопольдович Моцарт  часто попадал вместе со своим закадычным другом Сергеем Есениным в милицию.
Есенина знали в лицо все сотрудники, а Моцарта не узнавал никто, потому что тот ходил без парика.

Поэтому Моцарта ходил выручать из участка его приятель секретарь Союза композиторов СССР Антон Антоныч Сальери.
«Ты мне всю жизнь отравил!» - ворчал Сальери, вызволяя в очередной раз Моцарта из обезьянника.
прокурор 2

Отравители

История с отравлением
Теперь по прошествии стольких лет мало, кто знает, что Пушкин писал не маленькую трагедию «Моцарта и Сальери», а анекдот, пародию.
Истинная же история с отравлением была такова.   

Однажды секретарь Союза композиторов СССР А. Сальери пригласил своего приятеля Моцарта отобедать в ресторане Центрального дома композиторов, где он угостил своего друга присланным ему из Австрии вином. Во время обеда к ним за столик подсел молодой и подававший надежды композитор Арам Хачатурян автор «Танца с шашками», посвященного маршалу С. Буденному – чемпиону 1-й Конной армии по стоклеточным шашкам. Вино, присланное Сальери, оказалось контрафактным, в результате чего на следующий день композитор Хачатурян обратился за медицинской помощью, а в интервью «Новому армянскому радио» заявил, что Сальери отравил Моцарта.
Москву мигом облетел тревожный слух, дошедший до ушей товарища Сталина, велевшего своему железному наркому Л. Берии «разобраться и доложить». Выяснению всех обстоятельств дела мешало то, что на следующий день после товарищеского ужина Секретарь Союза композиторов Сальери самовольно покинул пределы СССР, улетев на стажировку в Вену, а Моцарт, не предупредив о том руководство Союза композиторов, – в Сибирь для чтения лекций по линии ЦК ВЛКСМо новейших тенденциях в советском музыкальном искусстве .
Прознав об этой истории, Пушкин написал маленькую «комидию» «Моцарт и Сальери», а композитор Даргомыжский переложил ее на музыку, увидев в ней оптимистическую трагедию.
Оперу же члена Союза композиторов А. Даргомыжского его начальник Сальери воспринял как клевету и инспирировал публикацию разгромной рецензии в газете «Правда», вышедшей за подписью своего ученика Бетховена. Сам Бетховен оперу не слышал, поскольку давно оглох, а в день премьеры оперы находился в командировке в г. Париже, где сдавал тов. Н.К. Бонапарту написанную по хоздоговору Третью симфонию.

После прочтения рецензии композитор Даргомыжский осознал свою политическую ошибку и подвергнув себя острой и принципиальной самокритике, взялся за сочинение комической оперы «Яд Изоры», однако завершить ее так не успел.
Композитор А. Хачатурян имел беседу с нарком внутренних дел Л. Берией и после чистосердечного признания дал слово написать балет «Динамо» - о ярких достижениях одноименного спортивного общества, состоявшего на балансе наркомата внутренних дел.
Во избежание рецидива отравления тт. Моцарта и Сальери контрафактом, товарищ Сталин распорядился регулярно посылать секретарю Союза композиторов СССР А. Сальери свое любимое «Кахетинское № 8».
«Моцарты и Сальери нам нужны!» - не раз говаривал вождь и цитировал при этом Пушкина.
прокурор 2

Слово есть дело

Слово Пушкина

Вольфганг Леопольдович Моцарт был славный малый, но у него хромала исполнительская дисциплина так, что даже Пушкин называл своего закадычного друга «гулякой праздным».
Однажды на встрече с советскими композиторами товарищ Сталин, не отыскав взглядом в зале Моцарта, спросил не то в шутку, не то всерьез: «Ну и где же наш “гуляка праздный”?»
С тех пор каждый раз в характеристику с места работы Моцарту записывали: «Гуляка праздный», что означало «морально неустойчивый».
Аргумент Моцарта «Пушкин сказал это не на собрании, а в своей маленькой трагедии», разбивался о железный факт: «Так говорил товарищ Сталин!»
В результате Моцарт стал невыездным. Ситуация несколько улучшилась после ХХ съезда КПСС, однако заграницу композитора все равно не выпускали даже по случаю открытия ему очередного памятника.