Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

прокурор 2

(no subject)

"Мысль о золотом веке сродна всем народам и доказывает только, что люди никогда не довольны настоящим и, по опыту имея мало надежды на будущее, украшают невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения."
(А.С. Пушкин  История села Горюхина)
прокурор 2

Если революции на Руси случились не из материальных причин, то из каких?!

Очень любопытные дебаты.
Кандидат исторических наук. Секретарь ЦК КПРФ пытается доказать, что революции в России (все три) имели сугубо материальные причины.
Ильича знает скверно.
Советскую историческую литературу тоже.
"Не столько сражался, сколько был сражаем" (с)
Однако ведет себя вполне корректно. Я был потрясен! Так давно я не слышал нормального в (в плане вежливости) разговора на ТВ.
Каптарь молодец.
Боюсь, что такие секретари много не наагитируют.

прокурор 2

Вот чей пример нашим начальникам следует брать!

НАСЛЕДНИК ФРАНЦУЗСКИХ КОРОЛЕЙ ОКАЗАЛСЯ НА ВЫСОТЕ СВОЕГО ПОЛОЖЕНИЯ!



МОНАРХИЯ ОКАЗАЛАСЬ НА ВЫСОТЕ СВОЕГО ПОЛОЖЕНИЯ!
Оригинал взят у malorossijanin в НАСЛЕДНИК ФРАНЦУЗСКИХ КОРОЛЕЙ ОКАЗАЛСЯ НА ВЫСОТЕ СВОЕГО ПОЛОЖЕНИЯ!
Заявление Герцога Анжуйского в связи с акцией "Шарли Эбдо - это я"

Оригинал взят у traskovsky в Заявление Герцога Анжуйского в связи с акцией "Шарли Эбдо - это я"
Оригинал взят у maslak_v_a в Заявление Герцога Анжуйского в связи с акцией "Шарли Эбдо - это я"
Оригинал взят у nikolaevec в Заявление Герцога Анжуйского в связи с акцией "Шарли Хебдо - это я"





7 января 2014 года, после нападения исламистских террористов на редакцию французского журнала «Charlie Hebdo», Глава Французского Королевского Дома Его Королевское Высочество Принц Генрих VII, Граф Парижский, Герцог Французский, написал в своём Твиттере слова соболезнования: «Мы всем сердцем с семьями жертв Ch. Hebdo». Также преемник Французских Королей назвал совершённый теракт варварским вторжением во Францию. Вскоре в той же социальной сети с ним солидаризировался его Августейший племянник Принц Карл-Филипп Орлеанский, Герцог Анжуйский, который высказал свои соболезнования семьям погибших.

Высказав то, что и должен сказать в подобной ситуации любой здравомыслящий общественно-политический деятель (равно как и представитель христианской религии), вскоре Герцог Анжуйский опубликовал заявление, в которой высказался против начавшейся в стране акции “Шарли Эбдо - это я”. Ниже привожу перевод слов Его Королевского Высочества:

«Я пойду против эмоционального течения и отделю себя от движения «Я Шарли». Нет, я не шарли, потому что я никогда не любил эту манихейскую газету.

Charlie Hebdo является обычной бумажкой, презирающей любое мнение, кроме своего собственного, которая под прикрытием свободы выражения мнений позволяем всем совершать провокационные действия. Charlie Hebdo является агрессивной газетой, которая создаёт ненависть между религиями через якобы юмор. Charlie Hebdo является образом европейского атеистического общества, которая создаёт обиду и врагов вместо уважения и братства между народами и людьми, независимо от их различий, расы, цвета кожи, религии.


Так что я отказываюсь принимать участие в “республиканском священном союзе” про-Шарли, потому что я просто не понимаю, что я должен защищать.

Я не проявляю неуважения или непочтительности и не хочу обижать память погибших рисовальщиков. Нет слов, чтобы высказать ужас нападения, произошедшего на редакцию газеты. Я осуждаю этот варварский акт и выражаю свои глубочайшие соболезнования родным и близким покойных.

Я осуждаю эту попытку национального единства и лицемерие граждан, которые никогда не читали эту юмористическую еженедельную газету.

Почтить память жертв, да.

Отдать дань Charlie Hebdo, нет.»


Великолепное и совершенно верное заявление Принца Карла-Филиппа Орлеанского, к сожалению, является тем самым «гласом вопиющего в пустыне» (Ис.40:3), который не услышит и не поймёт большинство французов, но который останется в истории как голос истинной Франции, которая исчезла в пучине революции 1789-1799 годов.

Станислав Павлов
бакалавр истории
прокурор 2

На завалинке у "Народного политолога"


Глубочайшие мысли в доступной плоской форме

Смотрел я вчера очередное выступление товарища Ку (Кургиняна), его диалог с одним из начальников Новороссии П.Губаревым. Товарищ Ку спросил, для начала, каково воинское звание Губарева, а узнав, что он рядовой, выпалил: - Ты как с офицером говоришь?! Как смеешь офицера учить?! Я бы на месте Губарева потребовал от товарища Ку военный билет предъявить. Или, на худой конец, белый (вдруг он потомственный штафирка?), а он всё уважительно с гостем Донбасса, по-хорошему... Прилетел товарищ Ку в Москву и уже без автоматов на заднем плане обращается ко всем «психам, полупсихам и четвертьпсихам» с признанием, что «вынужден находиться сразу в нескольких местах»; и одновременно карандашиком по карте водит, отмечая, где Стрелков со товарищи стратегическую слабину дают. Хорошо еще, что не контурной карте или глобусе Зоны «У». Смотрю я, и вот что мне это напомнинает:

- Добрый вечер, здравствуйте!

Ну, кто я такой, говорить не приходится, на концертах вы бывали. Стоит только взглянуть на меня, и чуткий зритель сразу скажет: да, это он – конферансье!

Слово это до сих пор пока нерусское, зарубежное. Ну, не будем останавливаться – это, в конце концов, их нравы. Зато у нас на эстраде, крепя контакты, расширяя связи, мы разрабатываем наш отечественный Модерн. Сегодняшний день, друзья, это нейтрон, гидрокортизон и Иосиф Кобзон.

Мы с вами живем в эпоху деревянных реек, стекла и бетона. Вот почему на нашей сцене столько деревянных реек, вот почему в нашем юморе столько бетона. Это я шучу. Это была тонкая элегантная шутка. Ото всей души, тем не менее, мы можем всех заверить, что стремимся удовлетворять все ваши запросы и потребности, столь заметно выросшие по сравнению с 1913 годом.

Чувствую, что мне повезло. Сегодня я, как мастер интеллекта, могу говорить, совершенно не задумываясь, и одновременно думать, хотя это вообще почти невозможно. Мастер голосовых связок. Не каждый из нас может заниматься этим. Для этого требуется навык и огромная уверенность в себе!

Как мы с вами уже договаривались, вы – зрители, я – конферансье. Моя задача состоит в том, чтобы тонкой, умелой, тактичной форме поднять ваш культурный уровень так, чтобы ни вы, ни ваши близкие этого не заметили.

Поскольку наш концерт является конгломератом искусств, меня, честно говоря, волнует вопрос: не слишком ли я культурен для вас? Не слишком? Очень приятно. Мои глубочайшие философские мысли облечены в доступную плоскую форму...

Поскольку наш концерт является как бы конгломератом искусств, меня, честно говоря, волнует вопрос: «Не слишком ли я культурен для вас?» Не слишком? Очень приятно.

В таком случае я рискую предложить вам номер, который потребует от вас некоторым образом научной подготовки. Еще в позапрошлом веке, точнее, в одной из ее половин, к сожалению, у меня под рукой нет журнала «Огонек», из кроссвордов которого, наша творческая интеллигенция черпает научные знания…, так вот американский ученый Чарльз Дарвин отметил отсутствие принципиальной разницы между человеком и животным.

Будучи ценителем всего нового, я не могу обойти вниманием особую форму ультраавангардизма, столь популярного на Западе и Юго-Западе!

«Человек – это звучит!» – как говорил Максим Горький.

Глубочайшие философские мысли, облеченные в доступную плоскую форму.

Только те артисты, которые вносят свой вклад в сокровищницу искусства, достойны моего внимания, достойны моего уважения.

Всю свою творческую энергию, все свои философские убеждения отдать любимому делу! Для художника это значит, не зря прожить свою жизнь.

Итак, чечетка!

Мыслители нижних конечностей!

Этот танец, эту поэму большой любви с загробным оттенком исполняют мастера психопатологического танца».


Вспомнили? Да. Это знаменитый конферансье Аркадий Апломбов из «Необыкновенного концерта» кукольника Сергея Образцова.

Так что всё у товарища Ку оттуда, как есть оттуда.

http://www.narpolit.com/zametki/glubochaiyshie_mysli_v_dostupnoiy_ploskoiy_forme_16-17-29.htm
прокурор 2

(no subject)

Пишет ortheos:

"Наберусь уж совсем наглости и заявлю следующее.
Существует один язык Церкви. Он одинаков в греческом, славянском, латинском, английском, французском языке. Византийские тексты практически "без потерь" ложатся на славянский, латинский, грузинский , староанглийский, старофранцузский. ( да, я не знаю всех этих языков, я просто наглею) И обратно. Именно Церковь создала единство всех языков. После секуляризации языки начали отходить друг от друга. Невозможно без потерь перевести современный английский текст на современный русский так же ,как староанглийский на старославянский, невозможно.

Лексемы языков "церковных" ( то есть включавших в себя Церковный язык) отличались, но структура, а самое главное - понятия, объем лексических полей - были одинаковы. С отвержением христианского мировоззрения в языке началось смещение значений лексем. Мне кажется, что современные сложности адекватного перевода с одного языка на другой - это именно повторение вавилонского смешения. Когда отвергнув Бога, люди перестали понимать друг друга. Так и в современном мире. Отвергнув язык церкви , языки неизбежно отходят друг от друга.

VS:

Вместо языка Церкви входит другой объединяющий все народы язык. Потребительский английский. Эдакий мертвенный пиджин-инглиш для сознания. Английский, состоящий из торгово-технических терминов. Но если язык Церкви создавал, возращал, совершенствовал культуру и делал каждую нацию уникальной, этот язык не только не позволяет точно воспринять культуру других стран, он убивает культуру принявшей его страны, и формирует из нее очередного клона.

UPD

Я не отрицаю возможности существования культуры вне Церквного языка. Я просто настаиваю на том, что Церковный язык направлен на возращение культуры и возможность понимания ее в другом народе".

http://ortheos.livejournal.com/164834.html

прокурор 2

"Дело о кончине графини Анны Федотовны*** (Ленинский университет миллионов)

Поэма о концептологе Гуке

«Красная Эмма»

(Продолжение)

«– Кто был более суровым, Ленин или Сталин?

– Конечно, Ленин. Строгий был. В некоторых вещах строже Сталина. Почитайте его записки Дзержинскому. Он нередко прибегал к самым крайним мерам, когда это было необходимо. Тамбовское восстание приказал подавить, сжигать все. Я как раз был на обсуждении. Он никакую оппозицию терпеть не стал бы, если б была такая возможность. Помню, как он упрекал Сталина в мягкотелости и либерализме. “Какая у нас диктатура? У нас же кисельная власть, а не диктатура!”

– А где написано о том, что он упрекал Сталина?

– Это было в узком кругу, в нашей среде».

(Чуев Ф. 140 бесед с Молотовым)

  Во время оно, критикуя сторонников Маркса, идеолог анархизма (а по совместительству столбовой дворянин) М. Бакунин предупреждал, что “ученые коммунисты”, “доктринальные революционеры”, заполучив государственную власть, попытаются уложить жизнь будущих поколений в прокрустово ложе своего социального идеала. “Дайте им полную волю, они станут делать над человеческим обществом те же опыты, какие ради пользы науки делают теперь над кроликами, кошками и собаками”. Бакунин был убежден, что реализация идеи диктатуры пролетариата как представительной демократии на основе всеобщего избирательного права неизбежно выльется в деспотическое управление массами со стороны “незначительной горсти привилегированных избранных или даже не избранных”.

По прошествии бурных лет нам остается лишь гадать о природе прозорливости барина-бунтаря. Ну да, как учил Св. Апостол Павел, «мы отчасти знаем, и отчасти пророчествуем» (1 Кор. 13, 9).

Отдавая должное Михаилу Александровичу, столь ненавидимого Карлом Марксом и всей его гоп-компанией, отметим все же, что теоретику анархизма тоже не грех было бы призадуматься над вероятными последствиями реализации своей «либертарной» концепции. Однако Россия такая страна, в которой все возможные теоретические конструкции имеют обыкновение реализовываться на практике, причем одновременно и параллельно. Воистину, «все во всем».

К 1918 году обе теоретические конструкции – анархическая и социалистическая – оказались реализованными на практике, причем одновременно. История сохранила и реакцию двух главных идеологов обоих теоретических направлений – князя-анархиста П.Кропоткина и помещика-социалиста Г.Плеханова, повстречавшихся в Петрограде, освобожденном уже от гнета самодержавия адептами их идей.

Первая же встреча с адептами его идей произвела на бывшего князя угнетающее впечатление. При посещении их штаба он увидел бряцавших оружием разбойного вида удальцов, понимавших свободу так, как мог их понимать уличный хулиган или, пуще того, бандит с большой дороги. «И для этого я всю жизнь работал над теорией анархизма!» - с горечью воскликнул старый революционер при встрече с Плехановым, тоже только что вернувшимся из тихой Женевы. «Я в таком же положении, - развел руками русский комментатор «Капитала». - Мог ли я думать, что моя проповедь научного социализма приведет ко всему тому, что говорят и делают сейчас...»

Впрочем, что было простительно «профессиональному марксисту», было непростительно ученому барину. Как-никак, а за Петром Алексеевичем в отличие от Георгия Валентиновича, числились изрядные заслуги в науках и «преобразовательных» практиках. Практики же его были настолько эффективны, что князю Петру даже «забили пропуск» во Францию, предоставлявшую кров и пищу всякому смутьянскому сброду.

Collapse )

Памятник кн. П.А.Кропоткину (1842 - 1921) в г. Дмитрове
(установлен перед его домом на б. Дворянской, далее б. Советской, а ныне Кропоткинской улице)
прокурор 2

"Дело о кончине графини Анны Федотовны ***" Продолжение

«В начале славных дней…»

«Фабрики – рабочим!»

«Банки – тоже им же!»

   В «Балладу о Рыжем Гуке» не вмещаются многие вещи. Даю их в качеств самостоятельных отрывков.

Помните размышления проф. Преображенского о разрухе как бабе Яге, внезапно прилетевшей на ступе? Официальная история учила нас, что разруха стала следствием гражданской войны, а не следствием «нового порядка».

Предоставляем слово очевидцам. Вот что пишет Г.Соломон.

«…Слухи из России приходили путанные и темные, почему я в начале декабря решил лично повидать все, что там творится. И, взяв у Воровского визу, поехал в Петербург. Случайно с тем же поездом в Петербург - же ехал директор стокгольмского банка Ашберг, который, стремясь ковать железо, пока горячо, вез с собой целый проект организации кооперативного банка в России. Он познакомил меня дорогой с этим проектом. Идея казалась мни весьма целесо­образной для данного момента, о котором я мог судить лишь по газетным сведениям.

Мы прибыли в Петербург около двух часов но­чи. Улицы были пустынны, кое - где скупо освещены. Редкие прохожие робко жались к стенам домов.

Извозчик, везший меня, на мои вопросы отвечал неохот­но и как то пугливо.

— Да, конечно, вяло сказал он в ответ на мой вопрос, — обещают новые правители сейчас же созвать Учредительное Собрание… Ну, а в народе идет молва, что это так только нарочно говорят, чтобы перетянуть народ на свою сторону.

Наутро я поехал повидать Красина в его бюро.

— Зачем нелегкая принесла тебя сюда? — Таким вопросом, вместо дружеского приветствия встретил он мое появление в его кабинете..

И много грустного и тяжелого узнал я от него.

— Ты спрашиваешь, что это такое? Это, милый мой, ставка на немедленный социализм, то есть, утопия, до­веденная до геркулесовых столбов глупости! Нет, ты подумай только, они все с ума сошли с Лениным вместе! Забыто все, что проповедывали социал-демократы, забыты законы естественной эволюции, забыты все наши нападки и предостережения от попыток тво­рить социалистические эксперименты в современных условиях, наши указания об опасности их для народа, все, все забыто!

Людьми овладело форменное безумие: ломают все, все реквизируют, а товары гниют, про­мышленность останавливается, на заводах царят коми­теты из невежественных рабочих, которые, ничего не понимая, решают все технические, экономические и, чорт знает, какие вопросы! На моих заводах тоже комитеты из рабочих. И вот, изволишь ли видеть, они не разрешают пускать в ход некоторые машины… «Не надо, ладно и без них!»… А Ленин… да, впрочем, ты увидишь его: он стал совсем невменяем, это один сплошной бред! И это ставка не только на социализм в России, нет, но и на мировую революцию под тем же углом социализма! Ну, остальные, которые около него, ходят перед ним на задних лапках, слова поперек не смеют сказать и, в сущ­ности, мы дожили до самого форменного самодержавия"…

Collapse )
прокурор 2

Сего дни еще один Праздник

Сегодня не только День Кота, но еще и День Эксперта-криминалиста.

А посему мой горячий привет всем экспертам-криминалистам, без которых всуе будут тянуть свою лямку дьяки сыскного приказа.

Дорогому Другу vedmed-69 посвящается

Полиция это судьба!

Однажды, прогуливаясь по славному городу Зальцбургу, я увидел австрийского актера, знакомого миллионам моих и не моих соотечественников по известному сериалу «Комиссар Рекс», в котором тот играл медэксперта. Медэксперт был в неизменной бабочке и выглядел всегда весьма элегантно. А как раз накануне я посмотрел, лежа в своем номере, комедию «Bella, ciao!» с его же участием. Одним словом, я узнал его сразу. Он сидел в открытом кафе и пил знаменитый «меланж» - кофе со взбитыми сливками. И тогда я не удержался и, подойдя к нему, спросил: «В Зальцбурге кого-то убили?»

Мой герой встрепенулся от неожиданности: он явно не понял моей утонченной милицейской шутки и, похоже, недооценивал своей популярности у зрителя.

- Простите, я вас не понял, - ответил он в замешательстве.

- Ну как же, - развел я руками, - если в городе медэксперт, а Комиссар Рекс работает поблизости, значит уже и Зальцбург нельзя считать городом, в котором невозможны тяжкие преступления.

Надобно сказать, что несколько минут назад я увидел полицейский наряд с собакой, удивительно напоминавшей знаменитого на весь мир криминального комиссара, после чего счел необходимым засвидетельствовать свое почтение своим зальцбургским коллегам и сфотографироваться с ними на память. Расстались мы с полицейскими самым радушным образом, и вот теперь нежданная встреча с еще одним членом полицейской бригады.

«Эксперт» громко и от души рассмеялся. Действительно, какому актеру неприятно, что его узнают на улице зрители.

- У меня сегодня выходной, - сказал актер. – Сегодня я просто турист. А вы?

- Я тоже турист.

- А откуда вы?

- Из России.

- Из России?!

Вид у моего героя был такой, как если бы он повстречал в Зальцбурге говорящего по-немецки пингвина или белого медведя.

- А кем вы служите? – актер дал волю своему любопытству, предполагая, по всей видимости, что имеет дело, как минимум, с банкиром.

- Я полковник полиции, - с улыбкой ответил я ему. – Еще раз приветствую вас, мой дорогой коллега!

Мой ответ, казалось, добил его окончательно. - Вы прекрасно говорите по-немецки. Отчего же вы в таком случае не живете в Австрии?

Теперь настал мой черед оценить его иронию. А то и сарказм. На него явно сделали сильное впечатление скупленные моими бывшими соотечественниками элитные особняки в Бадене и иных городах и весях бывшей Австро-Венгерской империи. Их владельцы уже пустили свои цепкие корни на новой «родине», а дети их уже, считай, давно австрийцы (по паспорту), тужащиеся стать натуральной немчурой.

- Боюсь, Австрия не вместит в себя всех русских, умеющих говорить по-немецки, - ответил я. – Кто-то же из них должен жить и в России!

- Но почему же вы служите в полиции? – он чуть не опрокинул свой «меланж», полагая, видимо, что знание иностранного языка уже само по себе является неслыханным бонусом.

К слову сказать, западный бюргер весьма невысоко оценивает интеллектуальные способности своих стражей правопорядка и смотрит на них внутренне свысока.

- Полиция – это судьба! – ответил ему я.

И мы, не сговариваясь, дружно рассмеялись.

Уже сидя в поезде, уносившем меня к себе «домой» в Вену, я вспоминал слова В.В. Розанова о том, что все службы «призрачны и литературны. Действительна лишь служба полицейская».

Пожалуй, так оно в России и есть.

прокурор 2

Дело о кончине графини Анны Федотовны *** (Продолжение)

Н.В.Голицына. 1797 (гравюра)

1789 Наталья Петровна отправляется с мужем и дочерьми в Лондон, сыновья же - Борис и Дмитрий – определяются в Страсбургский протестантский университет. При отъезде Натальи Петровны из Англии ухаживающий за нею принц Уэльский - будущий король Георг IV - дарит ей на память свой портрет с автографом.

Во Франции Наталья Петровна ведет путевые заметки - «Suite des remarques et anecdotes arrivées pendant ma vie ainsi que ceux qui me sont arrivées en voyage, commencée le 14 Juin année 1783» («Продолжение заметок и случаев из моей жизни и моих путешест­вий, начато 14 июня 1783 года».

В 1790 году Голицыны возвращаются из Лондона в Париж, как раз в то время, когда Екатерина II, встревоженная вестями из Франции, повелевает «объявить русским о скорейшем возвра­щении в отечество». Императрице было с чего всполошиться! Русская золотая молодежь встретила революцию с ликованием, а будущий министр Александра I «Попо» Строганов разгуливал по Парижу во фригийском колпаке в обнимку с «фурией революции» Теруанью де Мерикур, мечтая учинить подобный революсьон и в своем любезном Отечестве. И кто знает, какова была бы судьба юных романтиков-лоботрясов, если бы матушка-императрица не приказала им, едва не сделавшимся революционными демагогами, срочно вернуться домой.

Отправив сыновей в Рим, Голицыны возвращаются в Россию и поселяются в Петербурге на Малой Морской, дом 8.

Н. П. Голицына стала свидетельницей значительных революционных собы­тий (таких, как открытие Генеральных штатов или праздник Федерации 1790 г.). Однако дата приезда княгини в Париж — 13 сентября 1784 г. свидетельствует о том, что время и обстоятельства жизни в Париже княгини Натальи Петровны и пушкинской старой гра­фини весьма различны: пушкинская Анна Федотовна *** жила в Париже в 70-е годы XVIII столетия и была замужней дамой.

Наталья Петровна Голицына была в Париже дважды: в первый раз — двадцатилет­ней девушкой, в течение трех лет (1760—1763), когда ее отец граф Петр Григорьевич Чернышев был русским посланником в столице Франции; во второй раз — в 1784—1790 гг., в возрасте сорока с лишним лет, матерью почти взрослых детей. Легко заметить, что обстоятельства обоих ее посещений Парижа не совпадают с биографией старой графини.

Была ли княгиня и в самом деле знакома с графом Сен-Жерменом?

Collapse )

прокурор 2

Дело о кончине графини Анны Федотовны ***

Вы никогда не задавались вопросом о фамилии графини Анны Федотовны? По идее, она Томская, поскольку внук ее Поль - Павел Александрович Том­ский — сын сына графини. Однако когда Германн оказывается у дома старухи-графини и спрашивает у лакея, чей это дом, то получает ответ: «Графини***».

Отчего же Александр Сергеевич не вложил в уста лакея фамилию «Томская», а предпочел ограничиться тремя астерическими знаками (звездочками)? Скорее всего, для того, чтобы подчеркнуть вымышленность фамилии графини, равно как и самого «Том­ского». Такой прием трудно расценивать иначе, нежели прозрачный намек узкому кругу посвященных на «известные обстоятельства», связанные с именем княгини Н.П.Голицыной - «усатой княгини».

Намек был понят, что и дало Пушкину повод записать в своем Дневнике: «При дворе нашли сходство между старой графиней и княгиней Натальей Петровной и, кажет­ся, не сердятся».

Venus Moscovite , или ПРООБРАЗ

Так вы про нее ничего не знаете?

О, так послушайте!

Дата ее рождения неизвестна. По одним сведениям, это 1741., по другим – 1744-й. На ее надгробной плите, что в Донском монастыре - родовой усыпальнице Голицыных – высечена надпись: «Под сим знаком погребено тело супруги бригадира, статс-дамы и ордена святой Екатерины первой степени кавалерственной княгини Наталии Петровны Голицыной, урожденной Чернышевой, скончавшейся в 1837 – декабря 20 дня в 11 часов пополудни на 98 году от рождения, родилась января 17 дня 1739-го».

Что ж, русский Осьмнадцатый век не то от лени, не то отсутствия необходимости куда-то торопиться пренебрегал точностию делопроизводства, а писари бывали частенько рассеянны, а порой и пьяны. Да и какая в сущности разница, каким годом явившегося в сей мир раба Божьего записать? Годом раньше – годом позже. Зато день и год смерти установлены точно: 20 декабря 1837 года.

Княгиня Наталья Петровна Голицына, урождённая Чернышёва была фрейлиной «при дворе пяти императоров». В обществе она была известна и как «Princesse Moustache» («Усатая княгиня») или «Fée Moustachine» («Усатая фея»).

Пошутил Александр Сергеевич изрядно! Княгиню в день тезоименитства сам Госу­дарь посещением удостаивает, а он возьми Наталью Петровну да живьем и «похорони»!

Что ж, если не дает результата «выход» на «реального» графа Сен-Жермена, то по­пытаемся зайти со стороны куда более реальной графини - в данном случае княгини Н.П.Голицыной, ставшей прототипом старухи-графини, сиречь, «пиковой дамы». Придется познакомиться с этой персоной поподробнее.

Итак, Наталья Петровна Голицына. Дочь дипломата и сенатора графа Петра Гри­горьевича Чернышева от брака с Екатериной Андреевной Ушаковой. Родилась в г. Бер­лине. Точная дата ее рождения не известна. В одних источниках называется 1741 г. в других - 1744.

В светских кругах ходила упорная молва, что Наталья Петровна приходилась род­ной внучкой Петру Первому, выдавшему 17-летнюю красавицу-бесприданницу Евдокию (Авдотью) Ржевскую («Авдотью бой-бабу», как величал свою любовницу сам «анператор») за своего денщика Григория Чернышева, дав за нею 4000 душ приданого. Дочь Петра Императрица Елисаветъ Петровна, вслед за своим отцом осыпала Чернышёвых особыми милостями, жаловала им доходные поместья и ввела бывшего денщика в граф­ское достоинство. Чернышёвы стали одним из богатейших семейств России.

В 1746 г. сын Григория Чернышева - граф Петр Григорьевич Чернышев - отец На­тальи Петровны — был назначен послом в Лондон. Детство Наташи Чернышевой про­шло в Англии. В Россию семья вернулась лишь в 1756 году. Однако через четыре года П.Г. Чернышев вновь уехал в загранкомандировку — теперь уже во Францию - посланни­ком при дворе Людовика XV. Образованная (она свободно говорила на четырех языках, за исключением русского), умница юная красавица блистала на придворных балах в Вер­сале. Она была представлена Людовику XV. Лучшие живописцы — Людерс, Друэ писали сестёр Чернышёвых. В 1762 году П. Г. Чернышёва пожаловали сенатором и на том его дипломатическая карьера завершилась. Семья Чернышевых вернулась в Россию.

В 21 год Наталья Петровна становится одной из самых заметных фрейлин Екатери­ны II. За красоту и «приятнейшее проворство» в танцах она получила специально изго­товленную по этому случаю в единственном экземпляре персональную золотую медаль с изображением императрицы.

Широкая известность пришла к Наталии летом 1766 года, когда Екатерина II устроила в Петербурге карусель. Это сейчас карусель – детское развлечение, а тогда это был своеобразный рыцарский турнир, в котором участвовали и женщины. В одной из четырех кадрилей (команд) выступала Наталия Чернышова. Ей пришлось с колесницы, которой управлял барон И. Е. Ферзен, на ходу стрелять в цель из лука и метать дротики. Результату Наталии могли позавидовать и мужчины, а в итоге бесспорное первое место и солидная награда от императрицы – бриллиантовое украшение, которое вручил ей распорядитель карусели фельдмаршал Миних. Через месяц прошел второй этап карусели, и снова Чернышова стала первой среди женщин. В этот год произошло и не менее знаменательное событие. К ней посватался представитель одной из знатнейших российских фамилий князь Владимир Борисович Голицын.

http://shkolazhizni.ru/archive/0/n-24583/

В 1766 году Наталья Петровна выходит замуж за 35-летнего князя Владимира Бо­рисовича Голицына, бригадира в отставке. Князь Голицын имел мягкий, покладистый характер: именно это и нужно было его энергичной и властной супруге. Она стремилась сама вести дела и не терпела никакого вмешательства. По отзыву современницы, князь Владимир Борисович Голицын был “очень простоватый человек, с большим состоянием, которое от дурного управления было запутано и приносило плохой доход”. Вспомним пушкинское: «Покойный дедушка, сколько я помню, был род бабушкиного дворецкого. Он её боялся, как огня».

Собственноручно украсив своими брилли­антами прическу Натальи Петровны, Императрица благословила её в Придворной церкви и присутст­вовала при венчании. В своём, по свидетельству современников, слабохарактерном и простоватом муже Наталья Петровна чтила больше фамилию. По этому поводу историк И.М.Снегирев писал: «...Она все фамилии бранит и выше Голицыных никого не ставит, и когда она перед внучкой своей 6-летней хвалила Иисуса Христа, то девочка спросила: "Не из фамилии ли Голицыных Иисус Христос?"

Умная и властная Наталья Петровна сумела поставить себя при дворе, и с течением времени ее высокий придворный статус лишь упрочивался.

В 1783 г. Голицына с семьей уезжает во Францию, для «образования детей и здоро­вья мужа». При дворе их отъезд не поняли и осудили. Великая княгиня Мария Федоров­на, говорила, что для образования юношей не следует ездить во Францию, поскольку в России есть свой университет.

В Париже Наталья Петровна принята при дворе королевы Марии Антуанетты и становится непременной участницей всех приёмов и балов, где её величают «Московской Венерой» - «Venus Moscovite». Впрочем, так ли это? И не является ли это легендой, запущенной с легкой руки Пушкина? По отзывам современниц, особой красотой она не блистала, а в Париже тогда побывало много ослепительных русских Венер. Впрочем, это могла быть всего лишь женская зависть, а посему оставим этот вопрос на усмотрение знатоков, прибавив в качестве иллюстрации к портрету княгини, выполненному неизвестным французским художником – явно парадному - портрет кисти А.Рослина (правильнее, Рослена), написанный уже в России в 1777 году.

Collapse )