Category: искусство

прокурор 2

Штрихи к портрету - 2

«ХристолюбецЬ»
«Один из поволжских комитетов российской социал-демократической партии издал прокламацию, в которой о Гапоне грубо упоминалось, как о “нелепой фигуре обнаглевшего попа”. Прокламацию эту кто-то принес на совещание. Гапон прочел листок и внезапно преобразился. Он как будто стал выше ростом, глаза его загорелись. Он с силой ударил кулаком по столу и заговорил. Говорил он слова, не имевшие не только никакого значения, но не имевшие и большого смысла. Он грозил “стереть социал-демократов с лица земли”, показав “всем рабочим лживость их и наглость”, бранил Плеханова и произносил разные другие, не более убедительные фразы. Но не смысл его речи производил впечатление. Мне приходилось не раз слышать Бебеля, Жореса, Себастьяна Фора. Никогда и никто из них на моих глазах не овладевал так слушателями, как Гапон, и не на рабочей сходке, где говорить несравненно легче, а в маленькой комнате на немногочисленном совещании, произнося речь, состоящую почти только из одних угроз. У него был истинный ораторский талант, и слушая его исполненные гнева слова, я понял, чем этот человек завоевал и подчинил себе массы.
Присматриваясь ближе к Гапопу, я не заметил в нем большой и горячей любви к революции. Но впечатление от его личности оставалось неясное. Передо мною был человек, несомненно рискнувший своею жизнью 9-го января. Я склонялся поэтому к мысли, что ошибаюсь и не умею увидеть в Гапоне той преданности идее, которая есть у него в действительности.
Я слушал отзывы о Гапоне Рутенберга, тогда еще его друга. Эти отзывы ничего мне не разъясняли. Рутенберг характеризовал Гапона, как “бедного, запутавшаяся в революции попа, искреннего и честного”. Я думаю, что Рутенберг ошибался: Гапон подделывался под него и был с ним таким, каким хотел бы!
Гапон много говорил о необходимости основать “боевой комитет?” —особое учреждение, которое бы ведало центральный и массовой террор. Он развивал идею террористического движения в крестьянстве, и в своих планах встречал сочувствие со стороны многих товарищей, особенно со стороны Брешковской и кн. Д. А. Хилкова. Он вступил, после долгих переговоров, в партию, и в Россию нелегально ехать не собирался, ограничиваясь предсказаниями в близком будущем массовых вооруженных выступлений и призывом к их подготовке. Из партии он, впрочем, скоро вышел».
(Б. Савинков. Воспоминания)
прокурор 2

Штрихи к портрету Гапона

Из воспоминаний Б. Савинкова.


Я встретил его (Гапона) на rue de Carouge (в Женеве), в квартире В. I. С. Очевидно, он знал уже о моем участии в Московском деле (убийстве вел. кн. Сергея Александровича).
Поздоровавшись со мною, он взял меня под руку и отвел в другую комнату. Там он неожиданно поцеловал меня:
— Поздравляю.
Я удивился:
— С чем?
— С великим князем Сергеем.
Один только Гапон счел нужным «поздравить» меня с «великим князем».

P.S. Радовались убийству вел. кн. Сергея Александровича многие, включая дочерей графа Л. Толстого, а поздравил Савинкова с убийством лишь один Гапон.
Искренний человек!
прокурор 2

Наша истуканиада


Узнаете, кто это?
Это выпускник Императорской Академии художеств в Санкт-Петербурге Тарас Шевченко. Памятник ему установили в городе на Неве в 2003 году - аккурат к приезду демократического укрогетмана Кучмы.
По смыслу - как художнику. А могли бы и как бузотеру - на Марсовом поле. То было бы органичнее.
Вот к истукану Тарасу пана Кучму и повели.
Пан остался доволен.
В конце концов хрен с ним, что Тарас ненавидел утробной ненавистью москалей, хотя жить стремился в Петербурге и рвался туда, а не на милую его сердцу окрайну.
Но кто знает и может назвать, не залезая в электросеть картинки Шевченка?
А вот поди ж ты: истукан ему выставили.
В заключение - краткий список наиболее известных выпускников Императорской Санкт-Петербургской Академии художеств, не менее (как минимум!) талантливых и сделавших кое-что на своем веку по части художеств и искусств, но не заслуживших от властей памятника.

.
Айвазо́вский Ива́н Константи́нович
Антоко́льский Марк Матве́евич
Архи́пов Абра́м Ефи́мович
Баже́нов Васи́лий Ива́нович (архитектор)
Бенуа́ Никола́й Лео́нтьевич (Людо́викович)
Бруни (отец и сыновья)
Брюлло́в Карл Па́влович
Васнецо́в Ви́ктор Миха́йлович
Вереща́гин Васи́лий Васи́льевич
Ворони́хин Андре́й Ники́форович
Вру́бель Михаи́л Алекса́ндрович
Ге Никола́й Никола́евич
Граба́рь И́горь Эммануи́лович
Жолто́вский Ива́н Владисла́вович
Кипре́нский Оре́ст Ада́мович
Клодт Пётр Карлович, барон
Кончало́вский Пётр Петро́вич
Кусто́диев Бори́с Миха́йлович
Куи́нджи Архи́п Ива́нович
Ма́ртос Ива́н Петро́вич (скульптор)
Микешин Михаил Осипович (скульптор)
Опеку́шин Алекса́ндр Миха́йлович
Пу́кирев Васи́лий Влади́мирович
Ро́котов Фёдор Степа́нович
Серо́в Валенти́н Алекса́ндрович
Со́мов Константи́н Андре́евич
Су́риков Васи́лий Ива́нович
Тон Константи́н Андре́евич
Тропи́нин Васи́лий Андре́евич
Федо́тов Па́вел Андре́евич
Штакеншне́йдер Андре́й Ива́нович

P.S. Можно, конечно, предположить, что ставили истукан кобзарю как крепостному ("социально-близкому и ущемленному"). Но и тут получается недоработка.
Крепостными были такие мастера-выпускники как
Ворони́хин, Опеку́шин, великий Рокотов, Тропинин.
А их работы знают ВСЕ.
Эх, губит нашу великоросскую власть бес-культурье и полное отсутствие национальной гордости.
прокурор 2

Занимательная компаративистика

И вновь о кобзаре. К нему не зарастает тропа "шевченкознавцiв".
Предлагаю вашему вниманию еще одно фундаментальное исследование в рамках укрознавства.


Прошу обратить внимание: не "Гете и Шевченко", а именно  "Шевченко и Гете".
А вот и "контент":



Тезис:


Вот такой титанический ряд выстраивается: Лукреций, Леонардо да Винчи, Гёте и Шевченко.
Га! Только эти ребята, оказывается, умели учинить баланс между образностью и абстрактным мышлением в своих "творях"

"Шевченко как онковирус".