Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

прокурор 2

(no subject)

"Мысль о золотом веке сродна всем народам и доказывает только, что люди никогда не довольны настоящим и, по опыту имея мало надежды на будущее, украшают невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения."
(А.С. Пушкин  История села Горюхина)
прокурор 2

И еще раз о моделях сезона

Наблюдения за активничанием "левого сектора" рождают недоумение: когда речь заходит о Солженицыне, то товарищи буквально срываются с цепи , а об академике Сахарове - ни гу-гу.
Молчание.
Железобетонное.
А ведь Сахаров был антисоветчик, каких поискать.
И открыто призывал Запад оказывать всемерное давление на СССР.
И книжку написал "Моя страна и мир". Антисоветскую, вестимо.
И конституцию сочинил, да такую либерал-завиральную, что никакие юлиилатыниныгозманышендеровичи ничего похожего не учудят.
И за права человеков боролся "наш Митрич". Вернее, "их Митрич".
А в помощники себе избрал народного алкоголика и Героя соцтруда Н. Травкина. Помните такого?
Недавно он вылез  (громил нынешний диктаторский режим) и обратно в щель залез.
Так вот, когда чернобыльцы обратились к Сахарову с просьбой помочь им, тот через травкина ответил, что главная задача современности - это бороться за право выезда из СССР.
Очень по-партийному.
И Солженицын, и Сахаров делали прогнозы. Солженицыновский сбылся полностью (см. хотя бы его виды на украину). А сахаровский?
В общем, оба были антисоветчики, хоть куда, а что имеем в итоге?
Гевалт в первом случае и гробовое молчание во втором.
И тут возникает вопрос: "Отчего так?"
Оттого что Сахаров советский академик, а Солженицын антисоветский писатель?
Или оттого, что Солженицын консерватор-почвенник, а Сахаров запредельный либерал?
Или потому, что весь "левый сектор" - это просто моськи некоего "дяди", определяющего, кого нужно хаять, а кого нельзя?
Последняя версия выглядит, кажется, предпочтительнее.
прокурор 2

Мимолетности

Курортный городок Баден, что под Веной.
На носу выборы в парламент всея Австрии. По городу расклеены предвыборные плакаты. У всех кандидатов, за исключением одного - сурового на вид и доброго внутри - белозубые улыбки.
Не исключено, что зубы фарфоровые.
Трое молодых ребят как бы агитируют за кандидата от Народной партии Австрии - раздают пакеты всем желающим. Желающих почти что нет. В пакетах шариковая ручка, шоколадка размером с кошачий мизинец и яблоко. Ну и листовка кандидата, вестимо.
Беру пакет.
Яблоко вкусное.
За моей спиной разговор двух теток.
- Ты за кого голосовать будешь?
- Не знаю, я еще гражданства не получила.
Тетки говорят по-русски.
Местные.
Уже.
Много их таких в городе Бадене.
прокурор 2

"Связь с иностранками"


Это Кикки - кошка из греческого ресторана г. Бадена, что под Веной.
Ей уже 12 лет. Хворает. Аллергия какая-то на спинке.
Вести к доктору ее не торопятся - дорого! Очень дорого.
Кикки (я бы назвал ее Машей) очаровательное, воспитанное, интеллигентное существо.
На руки, как нетрудно догадаться, идет далеко не ко всем))) Но она почувствовала в Созерцателе кошатника.
Она охотница. Убегает за версту от своего дома в Курпарк и ловит там мышей, а потом приносит их в ресторан, показывая свою работу.


Будь здорова, дорогая Маша-Кикки!
Мы будем постоянно вспоминать тебя.
прокурор 2

(no subject)

Рахманинов, «Тамбовский волк» и «Тамбовский волк»
К юбилею своего земляка любители музыки С.В. Рахманинова из числа руководителей предприятий Наркомата пищевой промышленности Тамбовской области обратились к заместителю наркома, а по совместительству жене товарища Молотова товарищу Перле Карп ("Полине Жемчужиной") с просьбой присвоить новому сорту водки название «Рахманинов», а шоколадным конфетам с начинкой - «Прелюдия».
После обсуждения политического кредо тамбовского композитора С.В. Рахманинова на коллегии наркомата пищевой промышленности водке было присвоено название «Тамбовский волк», а конфетам тоже «Тамбовский волк» (в целях унификации торговой марки).
Вскоре Полина Жемчужина была переброшена в наркомат рыбной промышленности, а из него во внутреннюю тюрьму на Лубянке (за игнорирование инициативы снизу).
В связи с кадровыми перестановками в наркомпищепроме встал вопрос о судьбе бренда. Коллегия наркомата учла любовь трудящихся к «Тамбовскому волку», в результате чего был достигнут консенсус: водка получила новое название «Тамбовская волчица», а за конфетами было оставлено прежнее наименование.
Для обозначения процесса употребления «Тамбовского волка» в высших партийных кругах получил хождение эвфемизм - «послушать Рахманинова». Самого же композитора партноменклатура называла за глаза не иначе как «Тамбовским волком». Соответственно, в ответ на обращение «Товарищ!», часто можно было услышать: «Рахманинов тебе товарищ!»
По личному поручению товарища Сталина старший лейтенант Тенгинского полка М.Ю. Лермонтов написал по сему поводу поэму «Тамбовская казначейша», в которой в слегка завуалированной форме поведал читателю о том, что предсовмина В.М. Молотов проиграл свою жену в карты министру госбезопасности.
прокурор 2

Рассказы об Иване Сибелиусе

Хуторской кефир
Известный русский и карело-финский советский композитор Иван Сибелиус часто говаривал на людях, да и самому себе, что его музыка - вровень с бетховенской, а сам он выше и круче Бетховена. Обосновывал он свой тезис тем, что Бетховен сызмальства впитывал в себя германскую пиво-винную культуру, а он рос на финском хуторском кефире и простокваше.
«Знаем мы этот чухонский йогурт, - ухмылялся при этих словах лучший друг Сибелиуса Семен Буденный. – Забирает не хуже нашего первача. Тоже мутный. Но белесый и с хлопьями».
прокурор 2

(no subject)

Кулинария и музыка

Как истинный патриот Малороссии Гриц Генделей («Г.Ф. Гендель») любил наваристый борщ с пампушками, галушки, сало и горилку.
Общаясь же с театральными менеджерами Лондона, он говорил, что более музыки любит мацу и прочую кошерную пищу, добавляя при этом, что настоящее отчество его не «Хомич», а «Хаимович».
На королевских же приемах он с деланным аппетитом ел овсянку и пил виски, напоминая при всяком удобном случае, что его родственником является немецкий философ Гегель – тоже Георг Фридрихович.
«Искусство требует жертв», - говаривал по поводу своих мнимых кулинарных пристрастий и ветвей своего генеалогического дерева Генделей-Гендель.
И король с королевой, и придворе, и театральные менеджеры знали, что верить композитору нельзя, однако высоко ценили его исполнительскую дисциплину.