Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

прокурор 2

(no subject)

"Мысль о золотом веке сродна всем народам и доказывает только, что люди никогда не довольны настоящим и, по опыту имея мало надежды на будущее, украшают невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения."
(А.С. Пушкин  История села Горюхина)
прокурор 2

Дзержинский и дети

Умный человек держит в голове сразу несколько мыслей (учитывает несколько факторов»). Неумный – хорошо, если одну.
Когда зимой 1920 года шеф ВЧК отдал приказ арестовать а качестве заложников жену Председателя Учредительного Собрания В. Чернова и троих его детей (двух 17-летних девочек-двойняшек и одну десятилетнюю), то в голове у него сидела гвоздем явно одна-единственная мысль да и та оперативно-розыскная.
Мать и троих детей, вся вина которых заключалась в том, что они были родственниками находящегося в розыске лидера эсеров, не совершившего к тому же никакого преступления, кроме ведения Учредительного собрания, отправили в одиночную камеру внутренней тюрьмы ВЧК.
Паек выдавали на троих, поскольку десятилетняя Ариадна не считалась арестованной, а потому обед ей не полагался. Вчетвером в одиночке они просидели больше месяца.
Кормили, как всех: суп из селедочных голов и гнилая капуста (правда, не всегда). Но и то: шла зима 1920 года.
В результате находившийся в подполье Чернов написал открытое письмо Ленину, в котором он высказал все, что думал о вожде большевиков.
Прознав о том, что главный чекист арестовал троих несовершеннолетних детей и держит их в качестве заложников, Ильич разбушевался и устроил железному Феликсу (с его железными мозгами) изрядную выволочку, напомнив, что если дело дойдет до заграницы, «имидж» головки большевиков, как минимум, не улучшится. К тому же Россию должна была вскоре посетить делегация английских тред-юнионов, относившихся к диктатуре пролетариата достаточно сдержанно.
В итоге девочек отпустили под ручательство и надзор большевички К. Дивильковской – жены старого большевика, сотрудника аппарата СНК А. Дивильковского (члена партии с 1898 г и наложившего на себя руки в 1934 году).
Жена же Чернова оставалась в тюрьме до осени 1924 года, когда всех четверых выслали из СССР. Любопытна и реакция идейной коммунистки, видного деятеля Коминтерна А. Балабановой, охарактеризовавшего в своих мемуарах железного Феликса так: «Садист и наркоман».
А сам Феликс неоднократно жаловался товарищу Сталину, что Ильич не видит в нем политического деятеля.
Через сорок лет жена Чернова и младшая дочь Ариадна вернулись в Россию.
прокурор 2

(no subject)

Дзержинский и дети
Феликс Эдмундович Дзержинский очень любил чужих детей, хотя у него в отличие от его бесплодных товарищей по партии и классу были свои чада.
Бывало, приедет он в детский дом на елку, навезет детишкам подарков, а те облепят его, повиснут у него на шее и спрашивают: «А где мой папа?» «Когда он вернется?» «Где моя мама?»
Вот за эту бескорыстную любовь к детям ему и поставили памятник.
прокурор 2

Остро-умно

В животе беременной женщины беседуют верующий и неверующий младенцы.
Неверующий: Ты веришь в жизнь после родов?
Верующий: Да, жизнь после родов существует. Здесь мы готовимся к ней.
Неверующий: Темнота! Никакой жизни после родов нет!
Верующий: Есть. В том мире есть свет.
Неверующий: Что такое свет?
Верующий: Не знаю. Но при свете иначе воспринимается действительность.
Неверующий: Ты говоришь о том, чего не знаешь
Верующий: Да, я этого не знаю. Но я верю, мы там будем перемещаться в пространстве, есть своим ртом и делать много такого, что сейчас сложно вообразить.
Неверующий: Ерунда! В пространстве невозможно передвигаться. Как можно есть ртом!
Верующий: Я верю, после родов нас ждет другая жизнь.
Неверующий: Оттуда еще никто никогда не возвращался! Жизнь заканчивается родами. И вообще, жизнь — это одно большое страдание в темноте.
Верующий: Нет, после родов мы увидим маму, и она позаботится о нас.
Неверующий : Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?
Верующий: Она везде, мы в ней пребываем и благодаря ей живем.
Неверующий: Мракобесие! Я не вижу никакой мамы! Значит, ее нет.
Верующий: Я тоже не вижу, но я чувствую, как она поет и гладит наш мир. Я твердо верю, настоящая жизнь начнется после родов.
прокурор 2

ПораженецЪ

Я ИДУ

Я иду сегодня на шествие. Да, разрешенное, да, по установленному и согласованному с властями маршруту. Но меня это ни мало не смущает. Я иду потому, что события в России развиваются так, что скоро такие свободные шествия под свободно написанными лозунгами станут совершенно невозможными, о них забудут и власть будет хоронить память о возможности быть свободным.

Я знаю, что нам готовят тюрьму, и потому я иду, чтобы сохранить свою совесть перед историей, перед детьми и внуками. Я вижу их глаза. Они ждут, что я пойду. <   >

В этот, казалось бы мирный и солнечный последний день февраля 2020, совершаем исторический для себя и своих потомков шаг. Мы идем против диктатуры зная, что скорее всего не победим ее этим шествием. Мы идем, чтобы победить раба в себе. Раба и труса. И еще - прихлебателя тиранического режима, явно или тайно принимая от него мзду. Мы идем, чтобы самим остаться свободными, как бы не сложилась судьба нашей России.

Я иду. Мы с вами идем!
https://www.facebook.com/photo.php?fbid=2663836490568352&set=a.1632732087012136&type=3


Уверен, что проф. Зубов пойдет и дойдет. И тем сохранит свою честь перед историей, детьми и внуками, даже если застенок, в который его непременно бросят, будет с теплым клозетом и даже если свободы гения и славы палачи не изымут у профессора его фирменный монокль.
Однако, на мой взгляд, полезнее для него было бы заточение в монастыре.
прокурор 2

Занимательная компаративистика

И вновь о кобзаре. К нему не зарастает тропа "шевченкознавцiв".
Предлагаю вашему вниманию еще одно фундаментальное исследование в рамках укрознавства.


Прошу обратить внимание: не "Гете и Шевченко", а именно  "Шевченко и Гете".
А вот и "контент":



Тезис:


Вот такой титанический ряд выстраивается: Лукреций, Леонардо да Винчи, Гёте и Шевченко.
Га! Только эти ребята, оказывается, умели учинить баланс между образностью и абстрактным мышлением в своих "творях"

"Шевченко как онковирус".
прокурор 2

Аллюзии

Дочь вице-президента Императорской Академии художеств гр. Ф.П. Толстого Екатерина Федоровна Юнге (Толстая) (1843 1913) вспоминала: «Осенью 1857 года в один вечер нас, уже спавших крепким сном, будят словами: “В ставайте, дети! большая радость!” Мы, одевшись наскоро, выбегаем в залу, а там отец, мать, художник Осипов, все домашние; на столе разлитые, шипящие бокалы шампанского. . . “Шевченко освобожден!” говорят нам, целуя нас (как в Светлое Воскресенье), и мы с неистовым криком восторга скачем и кружимся по комнате».

Много вопросов возникает в связи с этим.
Одним лишь человеколюбием объясняется столь бурная радость масона Ф. Толстого?
А ведь он буквально изнасиловал свою начальницу – вел. кг. Марию Николаевну – сестру Государя, а та своего августейшего брата мольбами освободить Шевченку.
С чего бы такой напор?
Отчего столь бурная радость, что даже детишек разбудили?!
«Старческий» маразм родителей?
Фронда?
Разумеется, ничего мы толком не знаем и в этой жизни едва ли узнаем, однако создается впечатление, что освобождение Шевченки имело какое-то иное, скрытое значение, помимо проявления простого акта милосердия.
Кто-то кому-то хотел продемонстрировать свои «возможности»?
И да: Шевченку «делали» и сделали» идолом и «явлением литературы» не «на Украине милой», а в Петербурге.
Всерьез делали.
Упорно и методично.