Category: история

прокурор 2

Символично, однако!

1935 год.
Триумфальную арку, воздвигнутую в честь  победы над Наполеоном, сносят и убирают с глаз долой (официально: "разбирают"), а Триумфальную площадь переименовывают в честь самоубийцы (по официальной версии) Маяковского.
Интересно, кто подкинул партии идею назвать Триумфальную площадь именем "хулигана-главаря-самоубийцы"?
Вместо символа Великой Победы - символ самоликвидации.
Интересно, ставились ли вообще памятники наложившим на себя руки литераторам и прочим деятелям?
P.S. Есенина не берем. Его точно убили, иначе бы по-христиански не похоронили.
прокурор 2

О недоверии к вождю

Попалась мне на Яндекс-дзене статья о том, как дядя Никиты Михалкова в СС служил.
Понятное дело, что режиссера Н.Михалкова такое не красит. Для напоминания о сем статья и писана.
Позор " дорогому Никите Сергеевичу" (но не Хрущеву, а Михалкову)!
Правду сказать, история мутная. Никаких достоверных сведений. Все больше догадки и слухи.
Насчет СС - есть вопросы. Организация была сурьезная и со стороны в нее никого не брали. Даже по рекомендации. Тем более, со стороны советской - "жЫдо-большевистской". Доверия не было даже к тем, кто бил себя левой ногой в грудь и заявлял, что он супротив большевизму. Таких и в вермахт-то не шибко пущали, в "хиви" - пожалуйста!
Но допустим, что все так оно и было и Никите Сергеевичу предстоит теперь каяться и платить. Платить и каяться. За дядю.
Но вот вопрос: "Знал ли о неблаговидном поведении дяди режиссера Никиты Михалкова тов. Сталин?"
Подозреваю, что знал. И, как минимум, не меньше того, что пишут авторы статей. А то и поболее.
Да, ходил в пространстве ресторана Центрального дома литераторов изустный апокриф, что С.В. Михалков валялся в ногах у товарища Сталина и просил не расстреливать своего брата. Не исключено. Но и то: много легенд рождалось в сем знатном трактире на Воровской улице под воздействием крепких и легких паров и не ясно было, откуда были "дровишки".
НКВД слухи распускало?

Служебную и государственную тайну презирало под угрозой распыла?
Или вам это тов. Поскребышев поведал, из которого другой Никита Сергеевич, тот который Хрущев, будучи уже главой партии и государства, ни единого слова вытянуть не мог?
Но и не в этом опять же дело. Дело в том, что тов. Сталин не просто оставил дядю режиссера Никиты Михалкова в живых, но еще и на свободе!

Натурального эсэсовца!
Это за что же такая честь?! За то, что брат проштрафившегося текст Гимна написал?
Дык тогда маршалов "на раз" в расход пускали, а тут автор стихов, пусть и государственных!
Не знаю, как оно  на самом деле
было, но вот доверия пишущих против Никиты Михалкова (а против кого же еще?! Так пост некой девицы и назвается), к решению тоарища Сталина нет как нет. А знаний у девицы едва ли поболее нашего.
И невольно возникает вопрос: " А может у товарища Сталина свои соображения были и, страшно подумать, может показания дяди кинорежиссера сочли убедительными?"
Хорошо, а если товарищ Сталин проявил милость к падшему, то как мы должны относиться к поступку коммуниста Сталина?
Пожаловаться на него задним числом в ЦК?
Поставить ему на вид?
Объявить строгий выговор с занесением в учетную карточку?
Не будет ли  в таком случае выглядеть фигой в кармане
это адресованное вождю недоверие к его ЗНАНИЮ существа дела  или даже милосердию?
Вы что, уроды, товарищу Сталину не доверяете?
Хотите сказать, что вы лучшего него "фишку сечете"?
Такой подарок на его могилу в честь его дня рождения приносите?
Думается, что доживи товарищ Сталин до наших дней, он бы авторов подобных статеек не похвалил. И быть может даже на них обиделся.
А режиссер Михалков пусть знает.
Правда, сдается мне. что ему на все это глубоко наплевать. И вовсе не потому, что племянник за дядю не ответчик.
В те лучезарные времена не то, что за своих родственников, а даже за однофамильцев отвечали и своей кровушкой обильно харкали.
прокурор 2

"Как тяжко мертвецу среди людей..."

Специально для Друга godilla
Троцкист Жигачев
1929 год
«До встречи с ним я, дожив до 40 лет, всегда говорил: “Я знаю подлые поступки, но я не знал подлецов”. Теперь я встретился с подлецом. Это был широкоплечий малый с выгнутой грудью и руками столь длинными, что, казалось, он мог бы почесать свою пятку, не нагибаясь. Лба почти не было. Совсем питекантроп!
На груди его была татуировка — 4 картины: на одной человек с широкой бородой, на другой — с короткой, на третьей — без бороды, но с усами, на четвертой — без усов и без бороды. Он пояснял: это — Маркс, Ленин, Либкнехт и Роза Люксембург.
Дышать с ним одним воздухом было очень тяжело. Интеллигенцию он ненавидел до боли в зубах. Он размахивал руками, словно хотел кого-то схватить и задушить. Так и говорил: “Их всех нужно расстрелять”. Нам он говорил, что надеется — мы получим “на полную катушку”, т. е. по 10 лет (тогда это был максимальный срок). Доминирующим объектом его ненависти был Сталин. Однажды в библиотеке в нашем присутствии он разразился проклятиями на голову Сталина и грохотал: “Он своим жирным задом раздавил революцию, ввел машину голосования” (это выражение я помню точно). Жигачев за одно только был благодарен Сталину, что он, Жигачев, униженный до общества контрреволюционеров, все же не смешан с нами: ему почет, он как “политический” пользуется дополнительным питанием. Жигачев говорил, говорил без умолку, его пулемет трещал беспрерывно. И в библиотеке Жигачев нашел, как проявить свою преданность революции. Он поднял крик, что мы не изъяли мистическую книгу “Ад” Данте. Но не нас освободили от его общества, а его от нашего. Однажды в библиотеке, в присутствии гепеушника-библиотекаря (в форме!), он разразился такими проклятиями Сталину, что библиотекарь оторопел, съежился. Видимо, сообразил, что допустил нечто совсем уже недозволительное, и ушел. После нашего увода он имел продолжительную беседу с Жигачевым.
Выход был найден. Жигачев напишет на нас донос, и нас переведут в другую камеру, на другой этаж, чтобы ему больше не сталкиваться с нами. Так и случилось».
(Н.П. Анциферов. Из дум о былом)
прокурор 2

О чтении партийных книжек

Стал читать пиесу "Батум".
Литературоведы и историки отмечают один из источников вдохновения Булгакова. Вот этот:


Батумская демонстрация 1902 года. М.: Политиздат ЦК ВКП (б) 1937 г. - 243 с.
Подходим к концу книги и читаем главу Сталин и Хашим:
"
Вплотную подступивших к казармам рабочих встретили штыки солдат под командой капитана Антадзе. Среди демонстрантов нача­лось было замешательство, но в этот момент над толпой раздался голос товарища Сталина:
—  Солдаты в нас стрелять не будут, а их командиров не бойтесь. Бейте их прямо по головам, и мы добьемся освобождения наших товарищей!
Толпа загудела и угрожающе двинулась в сторону казарм.

— Освободите наших товарищей или и нас посадите с ними! - слышались крики рабочих.
Но капитан Антадзе скомандовал: „Пли!“ И, несмотря на то, что многие солдаты стреляли вверх, четырнадцать рабочих все же оказались убитыми и свыше сорока раненными."
Вот такая, понимаешь, гапоновщина.
P.S. Идет "неоднозначный" 1937 год.
К юбилею демонстрации, а точнее во славу вождя, издается некая книжка.
Стоит ли говорить, что каждое слово в этой книге неоднократно рассматривалось даже не под лупой, а под микроскопом.
Вполне можно допустить, что Сталин этих слов не говорил вовсе. Однако напечатаны они были.
Вот и думай после этого, что хочешь.
И вопрос на засыпку: "Чем
в таком случае Сосо Джугашвили (по кличке "Пастырь" - первое название пьесы "Батум") отличается  от тов. Гапона?"
Чего хотели сказать авторы книги, точнее, автор сей главы?
P.P.S. О первопричине демонстрации говорится в решении суда, помещенного в Приложении 17 к книге:

"26 февраля 1902 года в г. Батуме на керосино-нефтяном заводе Ротшильда (Каспийско-Черноморское Нефте­промышленное Общество) по окончании вечерних работ по распо­ряжению директора завода Ваншейдта было вывешено объявление об увольнении с 12 марта за сокращением спроса на кероси в жестянках 389 рабочих из всего наличного числа их 900 и приложен поименный список лиц, предназначенных к увольнению.
Это распоряжение явилось толчком к общей забастовке рабо­чих на заводе Ротшильда."

прокурор 2

Из отзывов на передачу о Шевченке

Пишет некто strateg_nikola (5 записей в ЖЖ):

"Пока Вы не перестанете славить таких военных преступников, как Суворов, Ермолов, Николай-1, Сталин, Ленин и прочих - порядка в умах у Вас не будет".
https://putnik1.livejournal.com/7841881.html
прокурор 2

Прискорбное

Похоже, Россия единственная страна, в которой убивают не только из-за денег, но и по любовной страсти.
Как в каком-нибудь старорежимном романе.
Уж не знаю, можно ли этим утешаться.
А вообще-то любовь к Бонапарту - разорителю Москвы и предтече антихриста - явление в духовном плане велми пагубное. А ежели ты себя его "реинкарнацией" вообразил, то дело и вовсе дрянь.
Губительно, равно как и любовь ко всякого рода робеспьерам - поклонников оных в ЖЖ встречал.
Нет, чтобы русских царей любить - им иноземных припадочных и уродов подавай!
прокурор 2

Риторическое

Иные деятели, вклюая ученых и мыслителей, призывают чтить и праздновать 7 ноября в качестве проявления  "уважения к своей стране и истории".
Отчего же тогда в качестве проявления "уважения к своей стране и истории" они не призывают омечать авгусовские события 1991 года?
Не оттого ли, что они трагические?
Стал быть 7 ноября  - праздник? Повод для исторической радости?
В общем, получается все как с празднованием очередной годовщины Парижской коммуны.
Одно время  с 1918 по 1929) сей денек даже государственным праздником был.
Нерабочим днем.
И ни малейшей ностальгии по нему не прослеживается, разве что наверняка скорбели об утраченном выходном.
Зато с 1927 года стали праздновать не только 7, но и 8 ноября.
И да: еще праздновали "Низвержение самодержавия" (с 1918 по 1929).
И тоже не работали.
прокурор 2

(no subject)

"Поздравляю всех, кто уважают нашу страну и нашу историю!" - пишет известный ученый и очень приличный чистый душой человек. - Вспомним 1917!"

Любопытно, а к тем, кто "уважает нашу страну и нашу историю" и не считает начало гражданской войны и разрухи историческим благом, поздравления уважаемого ученого относятся?

Как говорит мой друг Профессор, отними у безбожника его любимую игрушку - революцию и мечты о справедливом устройстве земной жизни, до смерти огорчится и жить ему станет нечем. И учнет он своих поверженных идолов горючими слезами оплакивать, поелику надеется исключительно на князей человеческих и в них спасения ищет.
Похоже, с первым Профессором тот самый случай.