прокурор 2

Оккультизм и аборты

Настоятельно рекомендуется к прочтению. Неким чЮдесным образом в мой блог это НЕ вставлялось, равно как и мысли об Ильиче.

"СЧАСТЛИВЫЕ АБОРТОВ НЕ ДЕЛАЮТ!"

https://tsakaloktonos.livejournal.com/865.html
прокурор 2

чЮдеса!

Никак не вставляется в блог статья П.Сорокина о Ленине.
Все время рвется соединение с сайтом)))
прокурор 2

Красные науки

Из воспоминаний Питирима Сорокина

«В начале 1921 года был опубликован декрет, подписанный комиссаром Ротштейном, в котором говорилось, что свобода мысли и научных исследований есть буржуазный предрассудок; что все профессора, преподаватели и писатели должны преподавать и писать в полном соответствии с марксистской и коммунистической теорией; и что те, кто не согласен с этим, будут уволены. На это мы ответили декларацией, в которой заявляли, что свобода мысли - это условие, без которого наука не может ни существовать, ни развиваться; что наука не признает никакой иной диктатуры, кроме диктатуры истины, и что ни один подлинный ученый, ни один настоящий профессор не подчинится и не должен подчиняться такому абсолютно безапелляционному и антинаучному постановлению.
Некоторые университетские профессора были уволены сразу же, других, которым было запрещено преподавать, перевели в исследовательские институты, где они не могли навредить студентам. Автономия университета была полностью уничтожена, избранные ректоры, деканы были заменены коммунистами, уволенные профессора - красными профессорами, а над ректором академиком Шимкевичем был поставлен специальный комиссар - первокурсник Цвибак.
Матроса Балтийского флота, некоего Серебрякова, назначили деканом факультета юридических и социальных наук. Об этих красных профессорах достаточно будет сказать, что на одно факультетское собрание студенты пришли с петицией: В связи с тем, что было назначено много новых профессоров, чьих научных трудов и преподавательской деятельности в университете мы не знаем, просим факультет обязать новых деканов и профессоров опубликовать список своих научных трудов и краткие curriculum vitae5*, чтобы можно было ознакомиться с их академической карьерой. Красные деканы и профессора выбрались из этой деликатной ситуации, заявив, что они презирают всю буржуазную науку, и арестовав кое-кого из представителей студенчества.
Студенты подготовили новую петицию, в которой заявили, что лекции новых профессоров свидетельствуют об их незнании читаемых ими предметов, недопустимом даже для первокурсника. В подтверждение своих обвинений они предоставили нам стенографические записи этих лекций и обратились с просьбой организовать для них специальные курсы, которые они могли бы посещать.
Конечно же, мы не могли ни уволить новых профессоров, ни организовать эти самые курсы, и ректор посоветовал студентам обратиться со своими жалобами к правительству - разумеется, если они очень хотят, чтобы их арестовали.
Новый комиссар университета, еврей Цвибак, отобрал у ректора профессора Шимкевича, самого выдающегося зоолога России, все печати и объявил себя главой университета. За хамское обращение с профессорами, равно как и со студентами, его однажды ночью подловили студенты и жестоко избили. Но и после этого его не выгнали из университета. В 1921-1922 годы должность ректора была отменена, многие профессора были уволены, сосланы или расстреляны.
Такая правительственная политика была настоящим испытанием морального духа и общественной значимости русских ученых, и я могу засвидетельствовать, что большинство из них выдержали его и избежали соблазна, какому их подвергали.
Лишь некоторые из тех, кто как ученый стоял ступенькой пониже, такие, например, как Святловский, Гредескул, Энгель, Дерябин, решились поступиться истиной в угоду власти. Один из самых великих - И.П. Павлов - показал на своем примере, какие высокие моральные и научные идеалы царили в России в те окаянные дни. Исключительно ради пропаганды, рассчитанной на заграницу, советское правительство в 1921 году издало декрет об особом статусе Павлова, в котором предусматривались публикация всех его работ и создание комиссии, в состав которой входили Максим Горький, Луначарский и Кристи; комиссия должна была заботиться о самом Павлове и его лаборатории. В ответ на этот декрет Павлов сделал следующее заявление: Я не какой-нибудь торгаш и не продаю свои знания за ваш паек. Собаки моей лаборатории могут соблазниться лучшей едой, если вы им ее предложите, я же не приму никакой привилегии и никакой помощи из тех рук, что разрушают русскую науку и культуру.
прокурор 2

Ностальгическое

Коммунизм по-ленински - 1918
Любителям и апологетам Светлого Прошлого
Вспоминает классик мировой социологии и культурологии Питирим Сорокин: «…еще за два часа до открытия продкома я встал в длиннющую очередь. Около полудня я получил, но еще не сами карточки, а ордер на их получение. Пришлось еще далеко идти до районной конторы, но там выстроилась такая очередь, что я понял: карточек мне сегодня не видать. И снова я побрел в секретную столовую и преступно съел там тарелку пшенной каши.
Только через два дня я получил вожделенные карточки: хлебную карточку, продуктовую, карточку на табак, на керосин и вещевую карточку. Как профессор, я получил карточки второй категории. Карточки первой категории полагались только советским служащим и некоторым рабочим. Карточки третьей категории предназначались “буржуазным элементам” и “эксплуататорам”. По этим карточкам выдавали столько, чтобы можно было, по словам Зиновьева, “не забыть запах хлеба”. И действительно, по ним не выдавали ничего. Профессорам, как “полупаразитарному классу”, давали карточки второй категории, которых едва хватало только на то, чтобы не умереть с голоду.
- Наконец-то я закончил сбор этих проклятых карточек, - похвастался я перед друзьями.
- Молодец, - ответили мне, саркастически улыбаясь. - Только учти: иметь карточки на продукты, одежду и топливо, это одно, а вот получить по ним эти продукты, одежду и топливо - это совсем другое. И вообще, можешь выбросить карточки на продукты и топливо. Но остальные оставь, может быть, по ним и получишь что-нибудь.
Целую неделю я угробил на то, чтобы получить эти карточки, а теперь, оказывается, их надо выбросить. Адаптация к большевистскому раю, как я понял, становилась все труднее. Мне пришло на ум, что старую социалистическую формулу каждому - по потребностям теперь можно было бы перефразировать в формулу: каждому - по его карточкам. Вот только карточки, к сожалению, ни съесть, ни надеть на себя нельзя. Поэтому правильно формула должна звучать так: “Никому - ничего, пока сам не добудет, в обход законов коммунистического правительства”».
P.S. Спасибо Кронштадтским бузотерам и тамбовским мужикам и женщинам. Это они спасли нас от прямого действия коммунизма с рожей Лукича. И будем помнить, что термин "военный коммунизм" был придуман позднее.
Из стыдливости и научно-политической наглости.