sozercatel_51 (sozecatel_51) wrote,
sozercatel_51
sozecatel_51

Categories:

Тоже победители. Любовь моя, Дания!

ТЕЛЕГРАММА,

или

11-й Сталинский удар

Говоря о Второй мировой войне, мы не вправе забывать о ее жертвах тихих нейтральных странах – «малых сих», также внесших свой посильный вклад в победу над Германией и Объединенной Европой. Правда, сами они в эту Объединенную Европу и входили, отчего возникало даже некое раздвоение их международно-правовой личности. К числу этих «малых сих» относится, бесспорно, и «тюрьма народов» Дания с ее Эльсинором.

Вторник 9 –го апреля 1940 года для Дании и лично ее короля Христиана за нумером Десятым явно не задался: в его владения нежданно и негаданно попрыгали с небес немецкие парашютисты. Заявились они незваными гостями и в соседнюю Норвегию к его августейшему единокровному брату и коллеге Хокону за нумером Седьмым.

Тем же утром германские послы в Осло и Копенгагене вручили правительствам Норвегии и Дании одинаковые по содержанию ноты, в которых вооруженное выступление Германии было обосновано вынужденной необходимостью защитить обе нейтральные страны от якобы предстоящего в самое ближайшее время нападения англичан и французов и предупредить замышляемое ими распространение войны на территорию Скандинавии и выведению Дании и Норвегии из нейтралитета. Кстати, 31 мая 1939 г. был подписан Германо-датский пакт о ненападении. При этом Дании настояла лишь на том, чтобы подписание состоялось не одновременно с Латвией и Эстонией.

Руководивший общей операцией «Везерюбунг» генерал Н. фон Фалькенхорст предлагал даже в целях устрашения провести психическую атаку - пропустить под аккомпанемент духового оркестра по Копенгагену целый немецкий батальон. Однако вместо этого командующий операцией в Дании генерал Л. Каупиш проявил строптивость и приказал вместо прохода по главной улице с оркестром штурмовать старую крепость над гаванью и взять в плен расквартированный там гвардейский полк. Что и было сделано без единого выстрела. Одним словом, датчане оказались слишком цивилизованными для того, чтобы сражаться.

Христиан счел ниже своего достоинства заниматься вопросами войны (для того у него имелся военный министр). Однако королевство было маленькое, а посему развернуться военному министру было негде, и король Христиан в тот же день и час решил капитулировать, сердечно поздравив (от себя лично) германского генерала К. Химера с «блестяще выполненной работой».

В ответ смущенный Химер ответил, что лично он глубоко сожалеет о том, что был вынужден явиться к королю с такой миссией, но он лишь выполняет долг солдата. И добавил, что немцы пришли в Данию как друзья. Похоже, так оно и было. Хотя друзья бывают порой с норовом.

Одним словом, сопротивлялась Дания отчаянно, хотя и недолго – всего 1 (один) день, а еще вернее, несколько часов. Любопытно, что военно-морской флот Дании не произвел ни единого выстрела ни со своих кораблей, ни с береговых батарей, когда немецкие транспорты с войсками проходили вблизи этих орудий, способных разнести их вдребезги – береговые орудия были густо замазаны маслом. К слову сказать, 4 апреля - как только было получено известие о германских планах вторжения в Данию и о группировании германского флота в датских территориальных водах, - датский флот получил приказ не вступать в боевое столкновение с нападающими. Это позволило немцам произвести высадку без всякого сопротивления.

«И Божья благодать сошла на … Данию».

 

 

Страна с успехом стала использоваться в качестве витрины «миролюбивой» политики на оккупированных территориях, оставаясь формально независимым государством. В своем в отдельном меморандуме фюрер гарантировал территориальную целостность и независимость страны, политическая жизнь которой оставалась неизменной: продолжали действовать король, правительство, парламент, самоуправление, политические организации. Армия, флот, полиция оставались под датским командованием. Нацификация общественной жизни не производилась, деятельность профсоюзов не запрещалась. Были введены только ограничения свободы прессы и собраний. Вольготно чувствовали себя в оккупированной миниатюрной Дании и ведшие свой прежний привычный образ жизни евреи. Правда, позже почти все они в количестве 7000 человек благополучно переселились в Швецию. Не пожелали покидать королевство не более 500 человек. Современники отмечали, что повседневная жизнь датчан в первые годы оккупации практически не изменилась, и потому движение «Сопротивления» поддержки не находило.

Таким образом, почти четыре года, покуда ветреная фортуна не отвернулась от упертого тевтона, датский король и его народ, - добродушный и беззаботный, - доставляли очень мало беспокойства, в результате чего Дания и приобрела славу «образцового протектората» и продовольственной базы Германии.

Экономика страны была полностью переориентирована на Германию, куда практически полностью продавались продукция сельского хозяйства и уголь. Ввиду растущих потребностей нового сюзерена Дании в этих и других товарах их экспорт непрерывно возрастал, что послужило благоприятным фактором для уровня благосостояния датского населения. Другим положительным фактором стало широкое привлечение датской рабочей силы для строительства военных и гражданских объектов в Германии и в оккупированных странах, за что датским рабочим было выплачено более 5 миллиардов крон. Резко сократилась безработица и стабилизировалась экономическая ситуация. Все это в первые годы способствовало положительному или нейтральному отношению широких слоев датского общества к оккупации страны.

Однако всему прекрасному приходит когда-то конец, и после битвы на Курской дуге социально-экономическая ситуация стала резко ухудшаться. К тому же на выборах в фолькетинг потерпели поражение датские национал-социалисты из «Датской национал-социалистической рабочей партии (Danmarks Nationalsocialistiske Arbejderparti, DNSAP), получившую 2,1% голосов (местный Центризбирком не доглядел!), доставившее фюреру немалое неудовольствие. В результате всего этого 29 августа 1943 г. в Дании случилась всеобщая забастовка, а немцы, не ожидавшие от своих меньших братьев подобной наглости, отстранили от власти коалиционное правительство и ввели чрезвычайное положение, введя, таким образом, прямое германское правление.

Власть в стране перешла к германским властям в лице имперских уполномоченных секретарей по Дании. В страну были введены армейские части и подразделения гестапо. Армия была разоружена. Датские моряки сумели затопить большую часть датского флота, после чего в массовом порядке подверглись интернированию. Начались массовые аресты.

Изменение политики германских властей сказалось на возникновении т. наз. «Сопротивления». Уже в сентябре 1943 года был создан нелегальный «Совет свободы» из представителей всех подпольных организаций, приступивший к формированию подпольных вооружённых отрядов. Этот-то «Совет свободы» и установил (восстановил?) в июле 1944 года дипломатические отношения с СССР.

Биографы датского короля не перестают подчеркивать, что сей венценосец отнюдь не симпатизировал нацистам, добавляя при этом, что вел он себя довольно осторожно, допуская уступки оккупантам. Но и то: а что бы вы на его месте делали? Гранаты из королевского дворца кидали? С пулеметом на крыше залегли?

Отмечается также, что имя доброго короля Христиана стало символом датской государственности и даже Сопротивления, чему способствовали некоторые его антинемецкие демонстрации.

 

Сопротивлялись участники датского Сопротивления отчаянно. И в основном англичанам, лезшим из кожи вон, чтобы наладить в дани хоть какое-то подполье. Однако отважные подпольщики неоднократно и настоятельно требовали у Англии... прекратить поставлять им оружие, потому что отдельные горячие головы могут сдуру им воспользоваться, и тогда немцы обозлятся и начнут репрессии. Кроме того, англичан настоятельно просили не призывать к саботажу выполнения заказов для Германии (опять же во избежание репрессий и ухудшения экономического положения трудящихся).

Наконец, выдвигались требования не бомбить военные заводы, поскольку во время бомбежек на них могли ненароком пострадать ни в чем не повинные трудящиеся.

Вот об одной такой демон-страции, получившей название «телеграфного кризиса» мне и хотелось бы вам напомнить. В сентябре 1942 г. получил Христиан X ко дню своего рождения поздравление от … кого бы вы думали? Ни за что не угадаете! Самого фюрера!

Любопытное дело, однако: королевство датское оккупировано, а король датский как ни в чем не бывало сидит себе в своем дворце и работает с документами, а не чалится  на шконке близ параши. Чудеса да и только! Ну да нам, сиволапым, этого не постичь! Европа!

Текст того поздравления я, честно сказать, искать поленился, но, думаю, какого–нибудь нераскаянного вражину и упертого сопротивленца вождь рейха поздравлять бы не стал. Что-то даже Сванидзе с Радзинским и Латынина с Радзиховским не сказывают, чтобы Гитлер слал с 1941 по 1944 гг. аккурат каждое 21 декабря поздравительные телеграммы товарищу Сталину. Ну да еще не вечер! Может и услышим еще такое.

А что же король Христиан? А он - вместо полагавшейся по протоколу многословной ответной телеграммы - дерзнул ограничиться сухой благодарностью. В общем, вышел дипломатический «бунт, похуже Пугачева».

Фюрер был, понятное дело, взбешен. Конечно, раздражение ефрейтора-выскочки к венценосной особе да еще и Главковерху всех датских ратей и флотов было понятно: уели Его Величество безродного самодура, возомнившего себя Нибелунгом и Зигфридом!

Тут-то Его Величество, поняв, что пересолил, решил дать задний ход и послал фюреру новый ответ в стиле «цирлих-манирлих». Да не тут-то было: злопамятный Адольф на новые реверансы внимания уже не обратил и стал завинчивать оккупационную гайку.

Так грозная монаршия фига обернулась для подданных их новым утеснением.

И пришлось бедным датчанам слать в рейх больше соленой кильки со шпротам в масле, и копченой салаки со свежими селедками, чем до эффектного королевского демарша. Ну и, понятное дело, добровольцев-эсэсовцев на советско-германский фронт.

22 июня 1941 Дания разорвала дипломатические отношения с СССР, а ровно через неделю - 29 июня в датской газете «Fædrelandet» было объявлено о формировании Добровольческого датского корпуса (ДДК) «для войны против большевизма». Правительство Дании разрешило военнослужащим датских вооружённых сил брать отпуска и записываться в корпус с сохранением воинских званий. Образованный в пожарном порядке ДДК был направлен 8 мая 1942 на Восточный фронт, где верноподданные короля Христиана Десятого воевали в районе Демянска и под Великим Луками. В начале июня 1943 датский корпус был расформирован, и большая часть личного состава была переведена в полк «Данемарк» в составе 11-й добровольческой дивизии СС «Нордланд», остальные вернулись в Данию.

В январе 1944 дивизия «Нордланд» была отправлена на Восточный фронт под Ленинград и в феврале приняла участие в сражении за Нарву, именуемое в западной литературе «битвой европейских народов» (поскольку против советских войск там воевали норвежцы, датчане, голландцы, валлоны, фламандцы, эстонцы, а также немцы). Через пять месяцев еврокультуртрегеры отступили, оказавшись, в конечном счете, в Курляндском котле. Остатки дивизии были брошены на оборону Берлина.

Всего в боевых действиях на стороне Германии на советско-германском фронте, а также в Хорватии против партизан Тито принимали участие датские добровольцы числом до 10 тысяч голов.

Так что к концу войны в сталинских лагерях оказалось ажно 457 подданных благородного и храброго короля Христиана, из чего логически вытекает, что воевало королевство им. Г.-Х. Андерсена на советско-германском фронте, позабыв про защиту самоё себя.

Вы спросите: «457 горячих датских парней – это много это или очень много?»

Для сравнения бок о бок с ними долбил кайлом мерзлоту 101 норвежец, а тачки катало 72 совершенно нейтральных шведа.

Так что решайте сами.

Теперь о безвозвратных потерях.

При «обороне Дании» от гитлеровцев Датские потери составили 13 (тринадцать) убитых и 23 раненых. Немцы потеряли примерно 20 человек.

На фронтах в рядах Ваффен-СС потери были более впечатляющи – 398 голов – в тридцать раз больше. Иметь такое соотношение потерь по шкале в борьбе за «свободу своей Родины»/«за свободу от большевизма», мало кому удавалось.

Потери гражданских лиц составили 100 датчан. Датские источники называют общие потери Дании (включая участие в войне по обе стороны фронта, участники Сопротивления, жертвы репрессий, погибшие в результате военных действий мирные жители) – 7000 человек.

И чем так не угодила датчанам Матушка-Россия? Бог весть.

А вот англичане с американцами – еще как! Оттяпали самым наглым образом у короля Христиана Исландию (до этого Дания и Исландия состояли в унии). Да еще и референдум об учреждении в стране гейзеров республики успешно провели. Кстати, в официальной исландской истории события 1940—1944 гг. и по сию пору именуются годами оккупации.

Свою оккупационную гайку стал туго завинчивать и фюрер - аж до Десятого Сталинского удара. Правду сказать, король Христиан Десятый был тоже не лыком шит и уже - после не то Восьмого, не то Девятого Сталинского удара, - стал все больше упираться и запираться в своем королевском дворце и игнорировать становившиеся все более слезными просьбы оккупантов.

Злые языки из числа датских историков поговаривают, что заперся их славный король вовсе не из чувства протеста, а от расстройства чувств, после того, как из-под его короны умыкнули с барабанным боем Исландию, подзуживаемую вовсю англо-американцами. Но ведь на то они и историки, чтобы вечно рассказывать о своих монархах гадости.

А что же товарищ Сталин? - спросите вы. – Как же он отреагировал на столь недружественную позицию короля Христиана и посылку его подданных на советско-германский фронт? Ведь кому ни попадя шмайссер в руки не дашь – того и гляди тебе из него в спину пальнут. Доверяли как себе значит, если все же оружие в руки давали!

Напомню, что бойцы Красной Армии бойцы брали штурмом датский остров Борнхольм с его 12 тысячным гарнизоном, орудиями ужасающих калибров и восемью генералами. И, разумеется, взяли.

Так что товарищ Сталин мог бы при случае припомнить Христиану Десятому его прегрешения да и надоумить датских коммунистов возглавить процесс обновления датской конституции 1915 года (со всеми вытекающими из этого для короля Христиана и его семейства последствиям): референдум какой-нибудь провести по типу исландского (об упразднении монархии). Или еще чего в том же духе. Однако ж не стал ведь!

А все отчего?

Да оттого, что весьма высоко ответную телеграмму Короля Христиана Десятого фюреру оценил. И иногда даже в беседах с сатрапами ее своим «Одиннадцатым ударом» называл. И при этом колечки дыма из трубки пускал в задумчивости.

P.S. А злобные западники все ж таки припомнили Христиану Х то, что он не успел вовремя покинуть страну и потому не включили Данию в число стран-победителей.

Да. И еще. Англичане в Дании, все ж таки сподобились организовать подполье. Вооружение завозилось из Великобритании и Швеции. По призыву «Совета свободы» в 1944 году в стране развернулась, как гласит официальная датская доктрина, «диверсионная война»: за 1944 год было произведено свыше 1500 взрывов на железных дорогах и свыше 2800 на предприятиях, кораблях и верфях. Всего к маю 1945 года подпольные вооружённые силы насчитывали около 50 000 человек (в Норвегии тайных бойцов было всего лишь 40 тысяч). О числе немцев, убитых бойцами невидимого даже гестапой фронта датская историческая наука деликатно умалчивает.

А какой-то местный Кулибин даже обшил железом грузовик, превратив его в броневик. Однако выступить с него с пламенной речью, обращенной к своим верноподданным, королю Христиану так и не пришлось.

Эка жалость!

Однако ж благодаря «движению Сопротивления» Дания была признана воюющей с агрессором страной и стала одним из учредителей ООН.

А 9 апреля является в Дании Флаг-днем. До 12.00 флаг поднимают до середины, затем до самого верха (конца).

 


Tags: Монархия. Вторая мировая война.Дания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments