sozercatel_51 (sozecatel_51) wrote,
sozercatel_51
sozecatel_51

Category:

Take away

XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза вошел в историю благодаря двум акциям, которые сегодня можно было бы назвать перформансом – принятию новой программы партии – программы построения коммунизма и выносу тела Сталина как «нарушителя ленинских заветов» из мавзолея.
Оба эти решения были приняты под бурные и продолжительные аплодисменты делегатов.
31 октября партийное действо завершилось. Умолкли выкрикивавшие дежурные здравицы в честь партии и Хрущева записные «оральщики», отгремели овации. На прощание по традиции затянули «Интернационал», поминая к ночи «заклейменного проклятьем».
Действо окончилось.
Похоронить Сталина было решено на Новодевичьем кладбище, и начальник Управления личной охраны Хрущева полковник В.Я. Чекалов и приказал командиру Кремлевского полка Ф.Т. Коневу подготовить одну роту для перезахоронения. Вскоре, однако, Чекалов вновь позвонил Коневу и сообщил, что захоронение будет проведено за Мавзолеем у Кремлевской стены. Как вспоминал сам Конев, у вождей СССР возникло опасение, что грузины могут выкрасть гроб с телом с Новодевичьего кладбища и увезти на родину. А с Красной площади его уже не украдешь (видимо, слова, сказанные накануне тов. Джавахишвили Г.Д. относительно единодушного осуждения «культа личности Сталина» в Грузии кремлевскими насельниками были сочтены в последний момент недостаточно убедительными).
Эта мелкая деталь – приговор начальникам СССР и их способностям подготавливать и реализовывать политические решения.
… Вечер 31 октября был холодный и промозглый. В 22 часа, когда над городом висит тьма, восемь офицеров вынесли гроб с телом Сталина из мавзолея. Перед тем как опустить его в могилу, пару минут помолчали. Настроение у всех присутствовавших было подавленное. Когда же пришла пора заколачивать крышку гроба, выяснилось, что забыли про гвозди. Пришлось сбегать за ними в Кремль. Это сделал начальник хозотдела Мавзолея полковник В.Д. Тарасов, не рискнувший довериться никому из офицеров.
Плакал председатель комиссии по перезахоронению Н.М. Шверник, ведший то «историческое» заседание XXII съезда, на котором клеймили как могли своего бывшего вождя. На память Шверник взял себе одну из срезанных с маршальского кителя золотых пуговиц. Ни салюта, ни «Интернационала», ни Государственного Гимна СССР не звучало. Просто тихо помолчали.
Но как бы то ни было, выглядело все против воли «вдохновителей и организаторов» «перформанса», по-человечески. Рискнем сказать, что и по-божески.
Тихо. Без ложной патетики.
По-людски.
Тотчас же приходит на ум история о том, как Государь Николай Павлович шел за гробом своего офицера, умершего в полном одиночестве. Царь не мог допустить, чтобы его верного слугу некому было проводить в последний путь.
Не было ни сына Сталина Василия, только что освободившегося из тюрьмы, ни дочери Светланы – сотрудника Института мировой литературы, не говоря уже о прочих родственниках.
Все совершалось в глубокой тайне.
Дабы не возникло какой-либо внештатной ситуации по Красной площади гоняли военную технику, якобы с целью подготовки к параду. В памяти новых вождей, именовавших себя теперь «руководителями партии и правительства» были свежи воспоминания о напугавших их стихийных сходках 12 и 14 апреля 1961 года, когда восторженные москвичи двинулись, не сговариваясь, на главную площадь страны, чтобы дать волю своей радости от полета Юрия Гагарина. Несанкционированные сверху инициативы людей пугали советских начальников, руководствовавшихся правилом, выведенным еще вольноопределяющимся Мареком: «Осторожность никогда не бывает излишней, а излишество вредит».
«Слишком далеки стали они от народа».
Борзое перо Евг. Евтушенко тотчас же настрочило антисталинский вирш, в котором известный фигляр дал волю своему не шибко богатому воображению. А.Т. Твардовский отказался печатать очередной опус виршемаза в своем «Новом мире» как антисоветчину. Опубликовать его – да еще не где-нибудь, а в «Правде» – удалось лишь спустя год и то благодаря вмешательству помощника Хрущева, с которым модный стихоплет был на связи. Любопытно, что ровно за десять лет до того, девятнадцатилетний Евтушенко выпустил книгу, в которой проникновенно славил Сталина, после чего был принят в Союз писателей. Это к вопросу о том, «С кем вы, мастера культуры?» Точнее, поп-культуры.
… Едва ли всякий отдает себе отчет в символическом смысле стояния на трибуне мавзолея. Ведь это есть стояние на могиле, «попирание змия». И вряд ли кто-нибудь, находясь в здравом уме и твердой памяти, согласится на то, чтобы на могиле близкого ему человека стоял кто-то в сапогах или даже модных штиблетах. А Сталин на могиле Ильича стоял! Но оценить, а то и восхититься этим открыто было невозможно, чем изрядно обесценивалось значение символа. Да и многие ли над этим задумывались? Стояли вожди и на могиле Главного режиссера СССР Сталина. Но сравнительно недолго.
И земля его в отличие от Ленина приняла. А «горного орла», как называл товарищ Сталин Ильича, не принимает до сих пор. И неизвестно, примет ли вообще.
Нынешние «коммунисты» отчаянно борются за сохранение мавзолея именно как подставочки, без которой им неоткуда принимать грезящееся им поклонение масс. А левакам невозможно существовать без идолов, потому ничего иного за душой у них нет и не предвидится.
P.S. Слово «Сталин» на мавзолее было тщательно затерто. Но грянул мороз, и оно проступило на гранитной плите, словно «мене, текел, фарес»». В результате «Объект № 1» пришлось срочно закрывать на ремонт.
То был мистический знак, символизировавший неумолимо надвигающийся конец безбожной государственности.
«Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущий.
Аще не Господь сохранит град, всуе бде стрегий».
Подробнее здесь:
https://rusorel.info/kak-mumiyu-stalina-razluchili-s-mumiej-lenina/
Tags: Общество.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments