sozercatel_51 (sozecatel_51) wrote,
sozercatel_51
sozecatel_51

Category:

К 200-летию со дня рождения И.С. Тургенева

Явление «товарища Полины»
Писатель Иван Тургенев служил генералом и при царе, и при товарище Сталине, являясь их тайным личным порученцем по особо важным делам. Литература и мадам П. Виардо (оперативный псевдоним «Товарищ Полина») служили ему лишь прикрытием.
Шли годы. К власти прорвался полуграмотный Никита Хрущев. Оставшись без начальника, унесшего с собой тайну писателя Тургенева, генерал-полковник Тургенев заперся у себя на даче в Спассом-Лутовинове и больше не являлся на заседания Президиума Союза писателей и даже на его Пленумы. Перестал он выполнять и общественную нагрузку, не видя в том никакого смысла.
Но однажды ночью ему явилась вся в белом покойная товарищ Полина и назвав сталинский пароль, передала генералу Тургеневу задание убиенного вождя: написать роман на актуальную тему, дабы переломить в стране политическую ситуацию.
Выполняя задание товарища Сталина, генерал-полковник Тургенев в рекордно короткий срок написал роман «Отцы и дети XX съезда», главным героем которого стали бывший военврач, старый коммунист Василий Базаров и его вольнодумный сын Евгений - тоже медик, оторвавшийся от коллектива стихийный материалист и хиппи. Их диалоги, проходящие на фоне описания жизни новой номенклатуры, составляют стержень произведения.
Как отмечали позже зарубежные исследователи, весь роман был написан ради одной единственной фразы Базарова-старшего, обращенной к сыну: «Знаешь каковы нынче принципы советской власти? Так вот я тебе скажу: ни за что не отвечать – раз, ни в чем не признаваться – два, валить все на культ личности три, и заниматься вместо дела откровенной демагогией – четыре!»
Зеркальным отражением Евгения Базарова стал его приятель Аркадий Кирсанов – стиляга и яппи, сын паркетного генерала новой генерации Николая Кирсанова и племянник ученого-номенклатурщика Павла Кирсанова – бездельника и приспособленца.
Осознав правоту отца, хиппи Базаров перестает быть нигилистом, но умирает, поставив опасный для жизни опыт на лягушке.
Книга Тургенева вызвала пьяный гнев Хрущева, приказавшего возбудить против великого русского писателя уголовное дело по статье «Антисоветская агитация и пропаганда». Припомнили тайному генералу и его давний роман «Рудин», в котором Тургенев зло высмеял политику украинизации и идею создания украинского языка. Лыком в строке стал и давний роман писателя «Чад», переименованный из цензурных соображений в «Дым», - едкая сатира на советскую партноменклатуру 20-х – начала 30-х годов, прожигающую жизнь на зарубежных курортах за государственный счет на народные деньги.
Посему был срочно созван внеочередной Пленум Союза писателей, на котором роман И.С. Тургенева был подвергнут огульной критике. Основной доклад на Пленуме делал бывший граф Лев Толстой. Главным обвинением писателю стало то, что он «не ставит вопросы» и саботирует выполнение любой возложенной на него общественной нагрузки.
Зато не явился на Пленум писатель Ф.М. Достоевский, всю жизнь иронически относившийся к романам Тургенева, и считавший главной темой его творчества «охи и вздохи».
Сам же литературный генерал на Пленум не явился и тем сохранил у себя членский билет Союза писателей.
От ареста генерала спасли его преклонный возраст и боязнь Хрущева окончательно испортить отношения с Западом. Тем более, что два отказника от нобелевки – Борис Пастернак и Жан-Поль Сартр, являвшийся, кстати, родственником «товарища Полины», предложили кандидатуру Ивана Тургенева в качестве соискателя этой престижной некогда премии.
Однако Нобелевский комитет, у которого Иван Тургенев был давно на подозрении, отклонил их инициативу.
Романы и повести отважного писателя и разведчика были изъяты из школьных библиотек. После окончания хрущевской «оттепели» и наступления «застоя» власть спохватилась и заставила Тургенева творчески переработать свой роман. В своем новом виде он вышел в издательстве Детгиз под названием «Муму» и стал бестселлером.
Тургенев и охотник до Тургенева
Писателю Ивану Тургеневу вечно доставалось от критиков за его «Записки охотника», которые он считал своим лучшим произведением.
В разные исторические эпохи его критиковали одновременно и последовательно за критику самодержавия и его апологетику, за направленность за и против коллективизации, а позднее, за и против фермерства.
В них усматривали, то русопятство, то западничество, то преклонение перед мужиком, то его окарикатуривание, а в изображении правящего класса видели то апологетику, то огульную критику.
Отношение к «Записками охотника» не раз менялось и при жизни товарища Сталина, вынужденного отвечать на вызовы времени и уступать им.
Когда генерал Иван Тургенев приезжал на отдых в СССР после очередной длительной зарубежной командировки, а у товарища Сталина накапливались вопросы, требующие мозговой атаки, он вызвал к себе Ивана Сергеевича и введя его в курс дела, спрашивал: «А что бы сказал по этому поводу тургеневский Хорь?» Или: «А как бы воспринял такое решение тургеневский Калиныч?»
Тургенев порой смущался, но собравшись с мыслями, четко отвечал на поставленные ребром вопросы, а товарищ Сталин, довольный всякий раз ответами генерала Тургенева, закуривал свою любимую трубку.
Вождь так любил произведение Тургенева, что порою даже идентифицировал себя в шутку с героями «Записок».
Tags: Литература и жизнь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments