February 24th, 2020

прокурор 2

Мечты сбываются не всегда

Писатель-революционер граф Л. Толстой страстно желал сесть в тюрьму, дабы личным примером доказать, что его учение всесильно, потому что верно. Однако этому всячески противилось царское правительство. И не из садизма, а по скаредности.
При Дворе подсчитали, во что обойдется казне четырехразовое диетическое питание графа в крепости, а также постоянный присмотр за его хворями светил мировой медицины. В итоге царизм решил, что пусть граф вредит ему и дальше.
Дешевле обойдется.
Своим меркантилизмом царские сатрапы доводили графа до бешенства.
прокурор 2

(no subject)

Политическая пушкинистика
Партия высоко ценила заслуги тт. Зиновьева и Каменева и потому бросила их на ответственный участок идеологической борьбы – пушкинистику. Первого сделали младшим научным сотрудником Института русской литературы («Пушкинского дома»), а второго – директором издательства «Academia». Доверить развитие пушкинистики самому Пушкину было бы крупной политической ошибкой: тот мог впасть в буржуазный объективизм или дворянско-помещичий субъективизм, или и тот, и другой одновременно.
2 декабря 1934 года на стол товарища Сталина лег черновой вариант монографии Зиновьева «Пушкин и декабризм». Автор ее силился доказать, что Пушкин не просто был дружен с заговорщиками, но еще («между лафитом и клико») обсуждал с ними планы государственного переворота, а также детали планировавшихся террористических актов в отношении руководства страны. Каменев же включил монографию Зиновьева в план издательства.
«Умнейшего человека России скомпрометировать хотят, сволочи! – размышлял товарищ Сталин, расхаживая по кабинету с потухшей трубкой. – Эти и Кирова убить могли!»
Попрощаться с Миронычем Пушкину не удалось: на момент прощания с убиенным поэт пребывал в крепости. Через год его выпустили под подписку о невыезде.