February 21st, 2020

прокурор 2

Наше всё

Стенька Разин: версия-лайт
Однажды, работая в секретной части Историко-архивного управления министерства иностранных дел, старший референт А.С. Пушкин обнаружил переписку Главных судей Разбойного и Посольского приказов Московского Царства. В документах говорилось о предложении, сделанном Стенькой Разиным персидскому шаху относительно возможных территориальных уступок Руси в пользу Персии («по самую Казань, або Тверь»). В обмен на это Стенька предлагал признать его легитимным православным царем. С целью закрепления союза двух царств Разин просил отдать ему в жены красавицу-княжну из числа тех, «коих Великому Государю всея Персиды не жаль, и в коих он ни малой нужды не имает».
Содержание документов поразило Пушкина, и у него родилась идея написать «Историю Стеньки Разина», дополнив ее романом в прозе «Шахская дочка». Однако для этого требовалось снятие с документов грифа особой важности. С этой целью Пушкин обратился к шефу своего ведомства – министру иностранных дел, а в прошлом генеральному обер-прокурору СССР А.Я. Вышинскому с просьбой разрешить публикацию выбранных мест из переписки древнерусских должностных лиц.
Вышинский внимательно выслушал своего референта и сославшись на отсутствие у него как министра необходимых полномочий, рекомендовал обратиться по данному вопросу непосредственно к Секретарю ЦК ВКП(б) товарищу Сталину.
Товарищ Сталин поблагодарил Пушкина за ценную находку, однако публикацию исторического исследования «История Стеньки Разина» и романа «Шахская дочка» счел несвоевременной и не имеющей коммерческой перспективы, а посему денег из своих личных сбережений в долг не дал.
По мнению вождя, «Истории Стеньки Разина» могла быть истолкована в качестве пропаганды самозванства и покушения на территориальную целостность государства под лозунгом «Сарынь на кичку!» или (в его ленинском варианте) «Грабь награбленное!»
Пушкин разгорячился и наговорил товарищу Сталину много лишнего, назвав Стеньку «самым поэтичным лицом Русской Истории». В запальчивости он напомнил вождю, что в беседе с немецким писателем Эмилем Людвигом тот не раз поминал Степана Разина как борца за народное дело, известного древнерусского революционера и разбойника.
В ответ товарищ Сталин предложил Пушкину написать стихотворение о непростых взаимоотношениях Стеньки Разина и персидской красавицы-княжной, и о побеждающем Любовь Долге. «Эта штука могла бы стать посильнее “Девушки и смерти” Горького»,  ̶  сказал в заключение Главный редактор Пушкина.
Скрепя сердце, референт МИДа Пушкин наступил на горло собственной песне, и явившись на другой день в присутствие, сочинил стихотворение «Песни о Стеньке Разине». Однако успеха у советского читателя оно не имело. Тогда по совету товарища Сталина, была создана его облегченная версия – версия-лайт. Написав ее, Пушкин обрел бессмертие. Приятель поэта композитор А. Аренский сочинил к ней музыку и пропал без вести.
Так появилась на свет популярная некогда песня «Из-за острова на стрежень». Ей была присвоена категория «массовой», и она была рекомендована к исполнению профессиональными и самодеятельными коллективами.
Решение же вопроса о снятии грифа секретности с обнаруженных Пушкиным документов было отложено на неопределенное время.