January 25th, 2020

прокурор 2

Лениниана Созерцателя

Всем известны слова Ильича о том, что важнейшим из искусств является кино. Говорят, он прибавлял к нему и цирк, поскольку в условиях всеобщей неграмотности кино и цирк были пропагандистами и агитаторами. Мягкими. Без маузеров и наганов.
Известно и то, что он собирался прикрыть Большой театр в условиях дефицита бюджета, но тут партийный народец возроптал, памятуя очевидно, о несчастных балеринах бывших императорских театров.
А вот то, что говорил Ильич о театре, многим, наверное, неизвестно, поскольку какой человек в здравом уме будет читать Михаила Ивановича Калинина? Только узкий специалист, либо заинтересовавшийся «вопросом»… скажем помягче,  чудак. Вроде Созерцателя.
Однажды в 1925 году, выступая на V Всероссийском съезде работников искусств, Всесоюзный староста нырнул в воспоминания. И вот, что он поведал миру.
ЛЕНИН И ТЕАТР
«Помнится, было это лет пять назад. Я был на квартире у Владимира Ильича, и там мы разговорились о том, чем заменить религию? Владимир Ильич мыслил так, что, пожалуй, кроме театра, нет ни одного института, ни одного органа, которым мы могли бы заменить религию; ведь мало религию уничтожить и тем освободить человечество совершенно от страшнейших пут религиозности, надо религию эту чем-нибудь заменить, и Ленин говорит, что место религии заступит театр. Отсюда видно, какое огромное значение придавал Владимир Ильич театру». (Калинин М.И. Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. М.: Партийное издательство, 1934. – С. 49).
Впервые эти воспоминания были воспроизведены в книге С.Д. Дрейдена (1905 – 1991) «Ленин и искусство» (1925г.).
В настоящее время читателю доступно второе издание сей книжки: Дрейден Симон Давидович. Ленин и искусство [Текст]: литература, музыка, театр, кино, ИЗО / сост. С. Д. Дрейден; под общ. ред. В. А. Быстрянского ; предисл. А. В. Луначарского. - 2-е изд., перераб. и доп. - Ленинград; Москва: Теа-кино-печать, 1929.
Эвон оно как!
«Страшнейшие путы религии», которую Ильич называл "духовной сивухой" и «труположством», предполагалось заменить путами театра (неужто нынешней гомосятиной?).
В общем поменять, по Ленину, предстояло «шило на мыло».
Понимал Ильич, что образовавшийся «духовный вакуум»  духовную жажду марксизмом не залить.
А вы говорите, «идиот»! Нет, он все понимал. Небось, и Достоевского читал – байку про Великого Инквизитора – и рассматривал ее как руководство к действию в условиях введенного Царем «сухого закона».