December 22nd, 2015

прокурор 2

К вопросу о реабилитации графа Толстого

«Анафема»
Нынче, как и прежде, едва ли на каждом шагу можно слышать утверждение, что граф Л. Толстой был предан Церковью анафеме. В свою очередь служители РПЦ методично, но малотиражно, разъясняют, что никакой анафеме граф предан не был, но был лишь отлучен от церкви. Но, похоже, без толку.


Любопытно, что претензии к РПЦ по ее состоянию на 1901 г., когда состоялось отлучение графа и нынешней исходят от тех, кто в церковь не ходит и даже существование Бога не признает. И это наводит на размышления.
Казалось бы, если Бога нет, а священнический и монашеский «корпус» - суть «захребетники трудового народа», то какой смысл предъявлять ему претензии в связи с отлучением графа? Куда логичнее было бы всячески поддерживать решение Синода от 20-22 февраля 1901 г. и не ходатайствовать перед Патриархом о «реабилитации» графа, как это сделал в 2010 году Председатель Книжной палаты РФ В.С. Степашин! Тут что-нибудь одно: или граф «заслужил» отлучение, или «не заслужил». А если «не заслужил», то получается, что «Бог есть», ибо «наличие» Бога как такового – как «идеи» - граф не отрицал, а выступал всего лишь с достаточно примитивной ересью собственного изготовления, которую разделяют его современные «правозащитники».

Но откуда есть пошла молва об «анафеме графу»? Думается, все дело в короткометражном фильме «Анафема», снятого на киностудии «Ленфильм» в 1960 г. по мотивам одноименного рассказа бывшего русского офицера А. Куприна (режиссер С. Гиппиус, сценарист Л. Соловьев). Фильм этот во времена буйного хрущевского мракобесия частенько крутили по телевидению. Но были и телепередачи, одна из которых задержалась в детской памяти. В ней опять-таки говорилось об «анафеме», а граф представал перед зрителем на картинке в образе вольного хлебопашца.
Конечно, первоисточником «дезы» был Куприн, однако фильму посмотрело куда больше народу, нежели прочло его рассказ 1913 года.

Любопытно, что мелкий подлог совершила С. Розанова в Предисловии к семьдесят третьему и семьдесят четвертому томам полного собрания сочинений Толстого: «По инициативе Победоносцева и с благословения Николая II синод приказал предать имя Льва Толстого, «еретика и вероотступника», «проклятию и анафеме».
Collapse )