sozercatel_51 (sozecatel_51) wrote,
sozercatel_51
sozecatel_51

Categories:

А если и впрямь задуматься?

Любите ли Вы конспирологию, как люблю ее я?
Тогда вот вам, Други, версия Славы Чистякова по поводу....
В общем читайте сами. Не пожалеете. Как всегда.

Легенда

Много лет назад случилось мне быть в одной компании. Народ подобрался весь образованный, разговор зашел о вещах серьезных, и когда с физических теорий переехали на вечные «что делать?» и «кто виноват?», я потихоньку выскользнул на кухню. Там уже сидел один из гостей и курил папироску. Среди прочих он выделялся возрастом и, кажется, военной выправкой. Мысленно я прикинул: «Сколько ж ему было лет в сорок первом?», а вслух задал вопрос:

— Вы воевали?

Дяденька усмехнулся. Подымил еще немного своей «беломориной» и сказал:

— Сейчас в обиходе модное словечко «ностальгия». Лепят его там и сям, и где нужно, и где не нужно... А вот я, по чести сказать, испытываю самую настоящую ностальгию. По тем годам. Хотя, казалось бы, чего в них было хорошего? Тебя бомбят, по тебе стреляют... Мы, помнится, пели такую песенку:

«Изрыты бомбами земля и полоса,

Горят укрытья и окрестные леса.

И жизнь со смертью так перевита...

Но мы кричим охрипшей глоткой:

«От винта!»...

 «От винта»... Очень интересно!

— Так вы летчик? — спрашиваю я.

— Честь имел быть им.

— И на чем же вы летали?

Снова усмешка. Снова дым «беломорины».

— А на всем! На «мессере» 109-м. На «дорнье». На «юнкерсе», на «хейнкеле»... Даже на «шторьхе».

Вид у меня, вероятно, был ошарашенный, потому что дядя поспешил пододвинуть мне стул и похлопал по плечу:

— Нет, молодой человек. Я не власовец и не предатель. И воевал я, конечно же, не за немцев... Ты что-нибудь слышал об Особой эскадрилье НКВД?

— Нет... А что, была и такая?

— Еще как была! Вот как раз в ней-то я и служил.

А дальше пошел удивительный рассказ об удивительном авиационном подразделении... Сказать по чести, кое-что мне показалось... ну, не совсем достоверным.

 

— Так вы летали на немецкой технике?

— Да! К тому же со всеми ее прибамбасами - крестами, свастиками, тузами на фюзеляжах... В общем, все чин по чину. Занимались мы в основном разведкой, но случались порой и «штучные» задания... Вот, к примеру, мы с Ванькой, моим ведомым... — собеседник мой задумался, достал следующую папироску.

  Так вот. Дело было на Калининском фронте в ноябре 41-го. Летали мы на «мессерах», сто девятых. Как-то раз получаем боевую задачу: в таком-то квадрате во столько-то времени ожидается пролет аппарата типа «Мессершмитт -110»... Задание - атаковать и, само собой, уничтожить. Ну, наше дело известное: бегом на стоянку, прыжком в кабину, затем то самое - «от винта!»... Полетели. А в небе - хоть шаром кати. Пусто! Полетели во второй раз. И в третий... А на шестой или седьмой видим - вот он, родимый! Летит себе, как дома. Мы ему тоже вроде как свои... Подошли вплотную. Дальше - просто: я врезал ему по правому мотору, Ваня по левому... Загляденье! Так и воткнулся в снег, даже не пискнул!..

— А что ж это был за «мессер»? — вопросил я. — Почему за ним устроили такую охоту?..

Старый летчик пожал плечами:

— Не знаю. Ходили слухи, что на нем катается чуть ли не сам Герман Геринг, но это, разумеется, полнейшая чушь... Командир наш, думаю, знал побольше, но в армии, как известно, лишних вопросов не задают...

Вот такой был давнишний рассказ. Минули годы. Возможно, я бы так и не вспомнил об «Особой эскадрилье», но... Случается, что разрозненные (казалось бы) события неожиданно складываются в цельную картину - подобно тому, как отдельные кусочки смальты образуют мозаику... Так оно вышло и в данном случае! Тайное вдруг сделалось явным, нелогичное - логичным, а некоторые загадочные события Великой войны вдруг обнаружили скрытую до времени связь и с полной для меня неожиданностью составились в единое целое... Но - здесь лучше по порядку.

*      *      *

Ноябрь 1941 года. Немецкое наступление на Москву в самом разгаре. Ганс Фриче, диктор берлинского радио, вещает о военных успехах, но как-то раз череду победных реляций омрачило такое сообщение: «В понедельник 17-го числа при испытании нового самолета погиб генерал-полковник Эрнст Удет».

Удет! Прославленный ас Первой мировой войны. На личном счету 62 победы. После заключения мира занимался воздушным трюкачеством и немало поскитался по белу свету: Стокгольм, Дакар, Торонто, Буэнос-Айрес, Лос-Анджелес... В Голливуде снялся в нескольких фильмах. Летал пилотом на пассажирских линиях. Пытался конструировать спортивные самолеты... В 1935 году возвратился в Германию, где при поддержке старого боевого «камрада» Геринга быстро возвысился до генеральского чина, получил пост начальника Технического отдела Люфтваффе...

И вот - катастрофа. Похороны, разумеется, по высшему разряду. В почетный караул у гроба назначены шесть лучших летчиков, кавалеров Рыцарского креста...

Но в Германии тоже, видимо, справедлива пословица, что беда не ходит в одиночку. Поспешая в Берлин, дабы занять место в почетном карауле, разбился другой германский ас, генерал-инспектор истребительной авиации Вернер Мёльдерс...

Было ему 28 лет. Воевал в Испании. Во время воздушной «Битвы за Англию» (1940 г.) быстро сделался грозой английских пилотов и знаменитостью по обе стороны Ла-Манша. В счете воздушных побед он первым из германских летчиков превысил заветную цифру «100» и первым же стал кавалером высшей награды Рейха - Рыцарского креста с мечами и брильянтами. Затем Восточный фронт, назначение генерал-инспектором, и - трагическая гибель...

В общем, ноябрь 1941 года мог бы войти в историю Люфтваффе как «черный»: в течение какой-то недели Германия потеряла двух самых выдающихся своих летчиков, двух асов, являвших собой живую связь поколений, двух национальных героев...

Тут, впрочем, я предвижу читательское недоумение.

«Ну и что же? — скажут мне. — Загробились благополучно два немца, но нам-то с этого какая печаль?.. И где тут ваши «загадки войны»? Как будто бы все ясно».

Вот именно, читатель, «как будто бы». Загадки есть. И первая из них - смерть Удета.

Возможно, широкая публика поверила сообщению Фриче, но в германских авиационных кругах упорно блуждали слухи (которые впоследствии подтвердились), что славный ас принял свою кончину не в испытательном полете, а... в собственной квартире. Случилось это так: в 9.15 утра 17-го ноября генерал извлек из кобуры «вальтер», лег на диван и пустил себе пулю в лоб.

Какие тому были причины? Что заставило героя и всеобщего любимца свести счеты с жизнью?

Гадания такого рода чаще всего бессмысленны... Хотя, впрочем, было бы нелишне вспомнить, что с июня 1936 года генерал Удет возглавлял Техническое управление Люфтваффе. Что это значит? А то, что его ведению (практически единоличному) подлежали все программы строительства германских ВВС и вся деятельность авиационной промышленности... Первое время претензий к Удету не было никаких, но к лету 1941 года его служебная компетентность начала вызывать кое у кого серьезные сомнения... Вскоре после завершения Критской операции (до нападения на СССР оставалось 20 дней) первый заместитель Геринга фельдмаршал Эрхард Мильх явился к своему шефу и прямо спросил:

— Известно ли вам, рейхсмаршал, что в предстоящих действиях против России Люфтваффе может им ставить всего 2770 боевых самолетов? А ведь этого явно недостаточно!

Геринг не поверил:

— Чепуха, Эрхард! Не может быть.

Он выдвинул ящик письменного стола, достал какие-то бумаги.

— Вот, посмотри. По данным Удета, мы можем отправить на фронт еще 1500 самолетов.

Ответ Мильха был такой:

— Удет лжет. Этих самолетов нет и никогда не было. Геринг на миг утратил дар речи. Шутка ли! Полторы тысячи (!) машин, которых, оказывается, не существует в природе... Что это? Всего лишь некомпетентность?.. Или же сознательная (и весьма успешная!) подрывная деятельность?

Геринг долго хранил молчание, затем сказал:

— Вот что, Эрхард. Ты должен провести по этому делу самое тщательное расследование. Но так, чтобы Удет ни о чем не догадывался... Улыбайся ему, как и раньше!

Последующие несколько месяцев Мильх настойчиво и дотошно изучал деятельность Удета с его штабом и состояние дел в авиационной промышленности... Результаты получились ошеломляющими! Впоследствии Геринг напишет: «Он (Удет) привел нашу авиацию к абсолютному хаосу. Если б он был сейчас жив, я бы сказал ему: «Ты разрушитель германских воздушных сил!..». 12 ноября Геринг собрал конференцию, на которой Удету были предъявлены неоспоримые доказательства его давней и сознательной деятельности по развалу ВВС. О какой-то «некомпетентности» речи тут быть не могло. Слишком уж точно выстраивались цепочки «случайностей», слишком уж вовремя совершались «ошибки»...

— Ну? — вопросил его старый боевой «камрад». — Что ты на это скажешь?

Генерал-полковник не сказал ничего. А 17-го в его квартире прозвучал пистолетный выстрел.

Сегодня почти не подлежит сомнению, что генерал Удет был, выражаясь по-современному, чьим-то «агентом влияния». Но чьим? Английским? Американским? Или же... Советским? Тут остается лишь гадать, потому как никаких других методов исследования спецслужбы нам не оставили... В общем, «тайна сия велика есть», и прольется ли когда-нибудь на неё хоть слабенький свет - сказать очень трудно...

Ну а теперь загадка другая - Мёльдерс.

Официальная германская версия утверждает, что в ноябре 1941 года генерал-инспектор отдыхал в Крыму, где и получил известие о гибели Удета «при летных испытаниях». 21-го числа с одного из крымских аэродромов стартовал бомбардировщик «Хейнкель-111» (Мёльдерс летел на нем пассажиром) и взял курс на германскую столицу... Но до цели генерал-инспектор так и не добрался. Где-то вблизи Бреслау «Хейнкель», прижатый к земле низкой облачностью, встретил на пути фабричную трубу и разбился со всем экипажем...

На первый взгляд эта версия вполне правдоподобна. Но при взгляде втором возникают уже некоторые вопросы, при третьем - сомнения... Вспомним, что на дворе тогда был год 1941-й, середина ноября. Третье наступление немцев на Москву. Ожесточенные наземные и воздушные бои, летчики с обеих сторон дерутся с небывалой яростью... Кажется, в это время генерал-инспектору самое место на фронте, поближе к своим подопечным... Ан нет! Лучший ас Германии почел возможным удалиться в отпуск, решительно наплевав и на боевых товарищей, и на собственную офицерскую честь... Как-то не слишком это похоже на Мёльдерса!

Но дальше - еще занятнее. Самое любопытное, что 21-го числа генерал-инспектору совершенно не стоило никуда торопиться, сшибая к тому же по пути фабричные трубы... Почему? Да потому что генерал Удет к тому времени вот уже сутки почивал в могиле, вполне благополучно похороненный... Так что мчаться в Берлин Мёльдерсу не было никакой нужды.

«Но ведь помчался же почему-то!» — скажет читатель.

Да. Когда-то я тоже пребывал по сему поводу в недоумении, но... Мне вспомнился вдруг мой давний собеседник, летчик «Особой эскадрильи НКВД»! И все сразу стало на свои места. И сделалось вполне ясно, почему германская версия (продукт, между прочим, ведомства Геббельса) не согласуется ни с логикой, ни с датами.

Она и не может согласоваться!

По той простой причине, что ни в какой Берлин Мёльдерс мчаться не мог (почему - скажем ниже), равно как не ездил он и ни в какой Крым, а в роковые для Удета дни находился именно там, где ему и полагалось, т.е. на Восточном фронте, при самых горячих делах. Добавлю к этому, что все свои «объезды» («облеты») боевых частей генерал-инспектор совершал на двухмоторной машине типа «Мессершмитт-110»... Вспоминаете рассказ ветерана?

Всех подробностей мы не знаем, но в целом картину событий нетрудно себе представить. Советская разведка «доложила точно», советское командование отдало приказ, а летчики «Особой эскадрильи» с успехом исполнили все дальнейшее, вогнав «сто десятого» в тверскую землю...

«Эх! — подумал я. — Встретить бы мне снова того старика, если он жив... Я бы сказал ему, какого «зубра» они тогда завалили!..»

Так что на борту того несчастного «Хейнкеля» Мёльдерса не было, как не было его уже и просто на этом свете. Что же касается версии с катастрофой в Бреслау, то перед нами здесь типичный образчик геббельсовской «дезы». Ну в самом деле — разве можно признаться, что лучшего аса Люфтваффе «прихлопнули» на Восточном фронте? Никак нельзя! Оживить его тоже нельзя. Вот и пришлось дожидаться подходящей катастрофы, чтобы (задним числом, разумеется) все списать на нее... С датой только вышла небольшая ошибочка. С нею так и бытует в истории официальная (геббельсовская) версия - по сию пору.

«Но ведь и вы толком ничего не доказали! — скажет мне суровый читатель. — И все ваши построения - сплошные домыслы!..»

Да, смиренно соглашусь я. Пусть так. Но если вам будет угодно, можете считать их легендой.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments